Бизнес против коррупции Международное обозрение Мнение эксперта

Австралийские учёные: Коррупция “съела” $72 млрд из ВВП страны

Коррупция
Australia's economy may have been 4 per cent larger had perceived public service corruption not grown, a think tank says. Source: The Canberra Times.

Австралийские учёные решили просчитать процент ВВП, который потеряла страна в результате государственной коррупции. В опубликованном сегодня отчёте говорится, что за прошедшие четыре года экономика Австралии могла обеднеть на $72 млрд из-за произвола госчиновников.

Сотрудники Австралийского Института (Australia Institute) взяли за основу международный рейтинг восприятия коррупции. Им удалось найти корреляцию между предполагаемым уровнем взяточничества среди чиновников и снижением ВВП. Согласно их подсчётам, потерявшая шесть мест в рейтинге восприятия коррупции Австралия лишилась 4% ВВП. Они подставили опубликованные правительством сметы за 2017 год и получили сумму в $72 млрд.

Важно сразу отметить, что уровень восприятия коррупции и реальный уровень коррупции могут быть совершенно разными. Однако, именно то, как люди психологически воспринимают ситуацию с коррупцией в стране, имеет прямое отношение к их повседневной деятельности и, соответственно, влияет на экономику. Например, считая всех госслужащих взяточниками, они могут не обращаться за госуслугами, что приведёт к падению спроса на бесплатные образование и медицину, в которые тогда перестанут инвестировать бюджетные средства, и так далее.

В четверг также был опубликован отчёт комиссии по контролю за деятельностью госслужащих. Сотрудники комиссии провели соцопросы чиновников и сообщили, что за 2017 год 5% респондентов или почти 5000 человек стали свидетелями коррупции в собственных ведомствах. Кроме того, возросло количество бюрократов, которые пожаловались на непотизм и фаворитизм или иные злоупотребления полномочиями со стороны коллег.

Учёные выяснили, что потеря одного балла расчётных показателей рейтинга восприятия коррупции ассоциируется с падением ВВП на душу населения на $486. Таким образом, уверены, если бы Австралия занималась эффективной борьбой с коррупцией, начиная с 2012 года, то её ВВП продолжал бы расти.

Австралийский Институт использовал полученные результаты для лоббирования создания нового федерального антикоррупционного госоргана. Однако, комиссия по контролю за деятельностью госслужащих ещё в прошлом году заявила, что подобное ведомство обойдётся казне слишком дорого, а также грозится быть неэффективным и злоупотреблять расширенными полномочиями.

Директор исследований Australia Institute и соавтор вышеупомянутой модели Род Кэмпбелл (Rod Campbell) напомнил, что коррупция повышает издержки бизнеса и увеличивает социальное неравенство.

“Нам нужен вооружённый до зубов Независимый Антикоррупционный Комиссионер (ICAC) федерального уровня, чтобы повысить уровень доверия населения и справиться с воспринимаемой австралийцами коррупцией”, – заявил он.

“Уровень воспринимаемой коррупции растёт, количество госслужащих, которые наблюдали коррупционное поведение, растёт, а доверие населения федеральному парламенту находится на рекордно низком уровне”, – констатировал исследователь, – “Являясь не только очевидными потерями для популярности демократического строя, коррупция и восприятие коррупции наносят урон и нашей экономике”.

В сотрудничестве с консультантами аудиторской корпорации “Прайсуотерхаускуперс” (PricewaterhouseCoopers или PwC) мозговой центр Австралии подсчитал, что недавнее падение рейтинга страны могло послужить причиной падения ВВП на душу населения на $2916.

Мнение других экспертов

Академик из Школы Общественной Политики Кроуфорда (Crawford School of Public Policy) Австралийского Национального Университета (ANU) и временный директор Транснационального Института изучения Коррупции (Transnational Institute on Corruption) Грант Уолтон (Grant Walton) критически отозвался о теории коллег из Австралийского Института.

По мнению учёного, расчётные показатели рейтинга восприятия коррупции нельзя использовать для экстраполяции на всю экономику, поскольку они опираются на данные о коррупции лишь в общественном секторе. Эксперт напомнил, что приватизация серьёзно повлияла на “географию” возникновения коррупционных очагов.

Уолтон предостерёг и от чрезмерного доверия самой системе подсчётов восприятия коррупции. Например, заявил он, муссирование темы борьбы с коррупцией в СМИ способно повлиять на мнение общественности.

“Мы должны быть осторожны, если используем Индекс Восприятия Коррупции, осознавая его субъективность”, – сказал он.

Всемирный Экономический Форум (World Economic Forum) подсчитал, что ежегодно коррупция обходится мировому ВВП в 5%, а PwC выявил, что низкий уровень воспринимаемой коррупции связан с более высоким показателем ВВП на душу населения для каждой страны в рейтинге.

Господин Кэмпбелл и второй соавтор исследования Австралийского Института Ханна Олби (Hannah Aulby) констатируют, что коррупция снижает уровень конкуренции, поскольку контракты получают подрядчики, заплатившие взятки, а не те, кто выпускает лучший товар или оказывает лучшие услуги. Кроме того, пишут исследователи, преимущество получают проекты, сулящие личную, а не общественную выгоду.

Ответ чиновников

Австралийская Комиссия по Государственным Услугам (Australian Public Service Commission) заявила, что лидеры общественного сектора отличаются “нулевой терпимостью” к коррупции, а сам общественный сектор в курсе связанных с ней экономических и социальных потерь.

Опубликованный ими сегодня Отчёт о Состоянии Госуслуг (State of the Service report) показывает, что количество чиновников, ставших свидетелями коррупции, выросло по сравнению с результатами прошлого соцопроса, проведённого в 2013-2014 гг, когда лишь 2.6% заявили, что наблюдали экономические преступления на работе.

Из почти 5000 госслужащих, сообщивших о коррупции, 64% сказали, что в их ведомстве процветает фаворитизм, а ещё 26% пожаловались на непотизм.

Более 20% респондентов стали свидетелями того, как их коллеги использовали служебные полномочия, чтобы дать “зелёный свет” проектам, обеспечивающим неправомерное преимущество определённых индивидов или компаний над другими.

В декабре 2017 года бывший секретарь департамента Премьер-Министра и Кабмина (Prime Minister and Cabinet department secretary) Терри Моран (Terry Moran) и его сподвижники выпустили другое исследование, установившее, что большинство австралийцев поддерживают создание антикоррупционной комиссии федерального уровня, однако в прошлом сентябре парламентский комитет так и не рекомендовал правительству это сделать.