Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Дело сенатора Менендеса: Верховный суд США легализовал политическую коррупцию?

Source: Chicago Tribune.

Целая серия громких коррупционных дел развалилась в американских судах: либо сняты обвинения, либо оправданы подсудимые. Тем временем, высокопоставленные политики в открытую демонстрируют ненадлежащее поведение. Эксперты полагают, что политическая коррупция в США переживает расцвет и вступает в новую “золотую эру”. Дело сенатора Роберта Менендеcа (Bob Menendez), которое окончилось ничем, похоже, подтверждает их подозрения.

В четверг федеральным прокурорам США был нанесен очередной удар: присяжные заседатели в Ньюарке, штат Нью-Джерси, объявили дело сенатора Менендеса, обвиненного в получении взяток и подарков в обмен на политическую поддержку демократа, закрытым из-за судебной ошибки. Причиной стала невозможность принять единогласное решение, однако один из присяжных сказал, что 10 из 12 были за оправдательный приговор.

Тем временем, в Манхеттене еще один федеральный судья объявил об очередном закрытии дела из-за ненадлежащего разбирательства. В деле Нормана Сибрука, бывшего главы профсоюза тюремных охранников, которого судили за хищения из пенсионных фондов членов профсоюза с целью совершения инвестиций в схему с высокими рисками в обмен на откаты, присяжные также не смогли прийти к консенсусу.

Даже если предположить, что ни Менендес, ни Сибрук не нарушали закона, ситуация от этого легче не становится. Менендес и флоридский офтальмолог Саломон Мелген (Salomon Melgen) были хорошими друзьями. Мелген оплачивал перелеты на частном самолете и отпуска Менендеса, а Менендес вмешивался в правительственные дела по просьбе Мелгена. Например, сенатор звонил дипломатам и просил помочь подружкам Мелгена получить американские визы. Другой вопрос в том, являются ли эти действия нелегальными услугами политика, купленными Мелгеном за подарки, или просто дружеским участием в судьбе товарища.

Тем временем, Сибрука обвинили в получении откатов в обмен на инвестирование части пенсионных фондов в активы с высокой степенью риска, но присяжные не смогли прийти к единогласному решению. При этом, роскошный образ жизни Сибрука, который он непонятным образом финансировал за счет зарплаты в $300 тыс, а также тот факт, что бывший глава профсоюза стал главным препятствием на пути реформы крайне убыточной тюрьмы Райкерс (Rikers Island) штата Нью-Йорк, не нуждаются в судебном разбирательстве, чтобы быть признанными доказательствами коррупции.

Прокуроры заявили, что добьются повторного рассмотрения дела Сибрука. Будет ли пересмотрено дело Менендеса, пока неизвестно. С другой стороны, если 10 из 12 присяжных проголосовали за оправдательный приговор, вряд ли прокуратура полна энтузиазма по поводу нового судебного процесса.

В прошлый четверг лидер большинства в сенате США Митч Макконнелл (Mitch McConnell) призвал Этический Комитет Сената (Senate Ethics Committee) начать проверку в отношении Менендеса. “Сенатору Менендесу предъявили обвинения в множестве преступлений федерального уровня”, – говорится в официальном заявлении Макконнелла, – “Он стал одним из 12 сенаторов США, привлеченных к суду за всю историю нашей страны”.

Однако, если Менендес и Сибрук окажутся на свободе, они станут очередными примерами недавно появившегося тренда. Создается впечатление, говорят эксперты, что весь мир, и особенно Америка, вступает в золотую эпоху коррупции.

Что касается США, то тенденция оправдывать обвиненных в коррупции госчиновников берет свое начало в июне 2016 года, когда Верховный Суд отменил действие обвинительного приговора в деле осужденного за коррупцию бывшего губернатора штата Вирджиния Роберта Френсиса (Боба) Макдоннелла (Bob McDonnell). Не то, чтобы судьи выяснили, что Макдоннелл не совершал тех вещей, за которые его осудили. Просто они пришли к заключению, что оказанные губернатором осыпавшему политика подарками на совокупную стоимость в $175 тыс другу услуги не являются коррупцией в правовом понимании данного термина. Американский журналист Мэтт Форд (Matt Ford) объяснил, что решение Макдоннелла сыграло ключевую роль в деле Менендеса, поскольку судья был готов досрочно завершить разбирательство из-за прошлогоднего вердикта Верховного Суда.

Для американских прокуроров 2017 год был полон поражений. Например прокурор США на Манхеттене Преет Бхарара (Preet Bharara) построил свою карьеру благодаря громким коррупционным делам против могущественных политических деятелей Нью-Йорка. Бхарара отправил за решетку спикера национальной ассамблеи штата Нью-Йорк, демократа Шелдона Силвера (Sheldon Silver), а также лидера большинства в сенате штата, республиканца Дина Скелоса (Dean Skelos). В марте 2017 года президент Дональд Джон Трамп (Donald Trump) уволил Бхахару, хотя ранее обещал прокурору продолжение карьеры при новой администрации. В июле был отменен обвинительный приговор в деле Силвера, а в октябре – решение по делу Скелоса.

К сожалению, подобная практика давно вышла за пределы США, став интернациональной или транснациональной. В начале ноября Международный Консорциум Журналистских Расследований (International Consortium of Investigative Journalists) опубликовал массив документов, получивших название “Райские Досье” (Paradise Papers), которые стали продолжением блокбастера 2015 года, – Панамских Документов (Panama Papers). Однако, по сравнению с Панамскими, Райские документы не произвели такого фурора и не привели к такой буре общественного негодования. Дело не в том, что описанное в “Райских Досье” поведение менее вопиющее, чем действия, раскрытые благодаря Панамским Документам. Скорее всего, проблема в перенасыщении мирового сообщества новостями о коррупции, которое не позволяет читателям отделить важные информационные поводы от посредственных.

Например, опубликованные в ноябре документы обнародовали связь английской королевы Елизаветы II (Queen Elizabeth II) с сомнительными инвестициями на Каймановых Островах (Cayman Islands), печально известной налоговой гаванью. Компания Apple, убеждавшая всех, что не прячет наличность “на каком-то карибском острове”, оказывается, вместо этого организовала схему тайного выведения средств на счета, зарегистрированные на острове Джерси (Jersey) в Английском канале (English Channel). В самом худшем свете предстал, однако министр торговли США Уилбур Луис Росс (Wilbur Ross). Когда он стал членом администрации Трампа, Росс сохранил инвестиции в транспортную компанию, связанную с Кремлем и почти находящимся под санкциями близким другом российского лидера Владимира Владимировича Путина. Вступая в должность министра торговли, Росс разгласил существование инвестиционного партнерства, но скрыл факт инвестирования в обозначенную транспортную компанию. Изучив “Райские Досье”, издание Forbes, долгое время включавшее Росса в список мировых богачей, заявило, что более не считает его даже миллиардером.

Конечно же, коррупция существовала и существует по всему миру. Издание The New York Times опубликовало серию статей, согласно которым президент России и его друзья обогатились за счет служебных полномочий российского лидера. Бывший итальянский премьер Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), заработавший репутацию одного из самых коррумпированных политиков, выиграл дело против своей бывшей жены, когда суд постановил, что полученная ей в результате развода доля совместно нажитого оказалась чрезмерно щедрой.

В чем же причина такого небывалого подъема на рынке коррупции? Вряд ли мир стал более коррумпированным, чем когда либо. Если где бы то ни было появляется возможность незаконно обогатиться на доллар, фунт, дирхам или рубль, всегда найдется тот, кто хотя бы попытается это сделать. Тем не менее, создается впечатление, что сейчас злоумышленникам многое сходит с рук: больше, чем раньше.

Правовые прецеденты, вроде дела Макдоннелла, только способствуют безнаказанности коррупционеров. Так же, как и многократное смягчение законодательства, регулирующего источники пожертвований в политические кампании. К примеру, теперь американские политики и их партии могут получать большие суммы от неких групп и физических лиц, а скрыть происхождение этих денег стало намного проще. “Райские Досье” убедительно демонстрируют, что в глобализированном цифровом мире, где существует гонка вооружений в сфере хитроумных стратегий уклонения от уплаты налогов, богатым по-прежнему легко найти способы спрятать наличные сомнительными способами. Кроме того, даже международным регуляторам редко удается обнаружить такие коррупционные схемы, если только не происходит серьезных утечек информации, вроде Панамских или Райских Документов. Тем более, что пока мировое благосостояние все более сконцентрировано в руках небольшой элиты, спрос на услуги организаторов мошеннических схем по “закапыванию сокровищ” только растет.

Однако, именно в США есть один фактор риска, которого на данный момент лишены другие государства: президент страны. Несмотря на то, что американский лидер, видимо, не нарушал никаких законов (ведь ему не предъявляли обвинений и не осуждали за экономические преступления), Дональд Трамп сумел создать такую социальную среду, которая максимально благоволит именно коррупционерам.

Дело даже не в количестве скандалов, преследовавших его как простого гражданина. После избрания на пост главы государства Трамп отказался перевести свои активы в слепой трастовый фонд, который по традиции используют все госчиновники. Вместо этого, новый президент разработал и заключил соглашение, позволяющее ему управлять серьезной долей активов, которое большинство этических экспертов назвали абсолютно неправомерным и неприемлемым. Более того, сын американского лидера Эрик Фредерик Трамп (Eric Trump) регулярно намеках в своих интервью на то, что президент обсуждает с ним принадлежащую семье Трамп Организейшн (Trump Organization), что противоречит обязательной для всех политиков такого уровня клятве невмешательства. Существует подозрение, что Трамп финансово выигрывает от своей роли в качестве президента, причем, несколькими способами. Во-первых, на него уже подавали в суд за нарушение статьи конституции о вознаграждениях. Во-вторых, легендарный Отель Трампа (Trump Hotel) стал главной площадкой проведения фандрайзинговых мероприятий Республиканской партии, а также местом паломничества иностранных дипломатов, жаждущих заключить с правительством США выгодную сделку.

Зять и старший советник Трампа Джаред Кушнер (Jared Kushner) в прошлом декабре встречался с представителями российского государственного ВнешэкономбанкаПресс-служба Внешэкономбанка сообщила, что встреча была посвящена бизнесу семьи Кушнера в сфере недвижимости, а зять президента США утверждает, что присутствовал на переговорах в качестве официального представителя США и дипломата. Несмотря на то, что Кушнер покинул компанию своей семьи, его сестра использовала имя зятя Трампа в представленных иностранным инвесторам презентациях. Поэтому, не стоит исключать, что Кушнер смешивает воедино собственные дела с государственными.

Трамп, несомненно, собственноручно выбрал Росса в качестве министра торговли. Кроме того, американский лидер назначил своего приятеля, нью-йоркского бизнесмена Карла Целиана Айкана (Carl Icahn) на должность советника с не регламентированными обязанностями. Издание New Yorker выпустило отчет, согласно которому отсутствие должностной инструкции позволило Айкану обогащаться за счет неограниченных служебных полномочий. Еще до выхода статьи в печать Айкан подал в отставку, и сейчас является фигурантом федерального расследования. Тем временем, специальный консультант Роберт Свэн Мюллер III (Robert Mueller) официально предъявил двум бывшим сотрудникам предвыборной кампании Трампа, председателю Полу Джону Манафорту и его помощнику Рику Гейтсу (Rick Gates), обвинения в организации схемы отмывания денег на сумму в $75 млн.

Существует множество причин, по которым прокуроры не могут добиться обвинительных приговоров для обвиненных в коррупции госслужащих и бизнесменов, и у каждого дела есть свои уникальные особенности. Однако, невозможно представить, что наступившей золотой эпохе коррупции может прийти конец, пока исполнительная власть США закрывает глаза на отсутствие у власть предержащих чистых рук.

Источник: The Atlantic.