Интервью Новости Бизнес против коррупции Защита бизнеса Мнение эксперта

Дмитрий Григориади: В России «оправдательный» приговор – это взрыв водородной бомбы в юриспруденции

В 2017 году в России было вынесено 0,2% оправдательных приговоров. В сфере защиты бизнеса цифры еще меньше. За последние полтора года лишь один предприниматель, обвиняемый по статье «мошенничество», был оправдан по всем пунктам. О том, что стоит за историями освобождения предпринимателей, какие типичные ошибки совершают арестованные бизнесмены и стоит ли на всякий случай проходить курсы «как выжить в СИЗО», журналисту Международного антикоррупционного портала Наталье Курто рассказал председатель коллегии адвокатов “Grigoriadis Group”, общественный представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей в сфере федерального и международного розыска Дмитрий Григориади.

Про команду защитников

– Дмитрий, вы являетесь юридическим голосом команды Бориса Титова во многих громких историях освобождения бизнесменов из СИЗО. Именно вас цитируют СМИ, когда говорят деле возвращения бизнесменов из «лондонского списка». Можете рассказать подробности черновой работы, многого ли кандидатов «в список», часто «заворачиваете» желающих по криминальной составляющей?

– Поправлю, не «юридическим голосом», а общественным. У Бориса Титова создан уникальный механизм общественных представителей. Требования строгие, отбор серьёзный, но мы делаем своё дело без затрат для бюджета. Никаких грантов, взносов, только желание помогать людям, а также наличие времени и ресурса.

Что касается «криминала» в обращениях заявителей, такое случается. Была ситуация, когда обратились трое ИП с просьбой о защите. Выяснилось, что это члены реального ОПГ, у которых руки по локоть в крови. Хотя акцент они делали на своем предпринимательском статусе. Разумеется, им отказали в реагировании.

А бывает так, что предприниматель на самом деле совершил экономическое преступление, и наши эксперты это сразу видят. С такими заявителями мы не спорим, но в работу обращения не берём. Отказ всегда конфиденциален, дабы не навредить заявителю.

Вообще у нас выстроена разноуровневая система фильтров. Это внутренняя кухня, не вдаваясь в детали, скажу лишь, что каждого специалиста есть право апеллировать и пересматривать ранее принятые решения об отказе в реагировании на обращения.

– В «лондонском списке» Титова громкая фамилия бывшего вице-президента «Роснефти» Анатолия Локтионова?

От Анатолия Локтионова было обращение с просьбой устранить нарушения его прав. Генеральная прокуратура РФ в ходе инициированной Борисом Титовым проверки нашла массу нарушений, допущенных следствием. Уже есть серьёзное прокурорское реагирование, которое способствует тому, чтобы он мог защищать свои права в рамках уголовного дела. Ведь для этого и создавалось международное подразделение по защите прав предпринимателей, находящихся за рубежом.

– Еще громкие имена ожидаются?

Конечно. И громкие, и тихие. Наша задача не «отмазывать от уголовки олигархов», как иногда пишут некоторые критично настроенные СМИ. Наша задача услышать доводы наших сограждан в любой точке планеты. Сделать так, чтобы их доводы были доведены до правоохранительных органов РФ и получили надлежащую правовую оценку в виде конкретного реагирования.

– Давайте о конкретике. Два резонансных дела, с которыми работала/работает команда Титова. Первое, дело Ливады, которого удалось добыть из СИЗО. Можете рассказать, что все же сыграло решающую роль при его освобождении?

Резонансных дел в производстве с десяток. По Анатолию Ливаде сыграли роль активная позиция ЕСПЧ, Бориса Титова, региональных СМИ, местного делового сообщества.

Переломным стал момент, когда защита и республиканская прокуратура заняли единую позицию, не согласившись с заключением строителя под стражу. Никогда не встречал такую ожесточённую борьбу органа надзора с органом следствия, а также длительное игнорирование судом мнения прокурора.

Но это уже в финале. А в самом начале, у Ливады даже адвоката не было, всех распугали. Он полгода просидел в СИЗО, разгадывая кроссворды. Поэтапно, шаг за шагом, длительное время защита озвучивала доводы в части его невиновности. И, наконец, в зале Верховного суда он был освобождён из-под стражи. А знаете кто просил суд его освободить? Следователь, который его год назад арестовал.

Вторая резонансная история: дело «белгородских энергетиков», с которыми пока не получается. И есть ли у команды Титова «план Б» по энергетикам?  

Да, есть и дело белгородских энергетиков (Филатов, Пивоваров, Миликин). Они находятся три года в СИЗО без приговора суда. По конституции до обвинительного вердикта они невиновны. А их пытают, травят служебными собаками, вынуждают оговорить себя, отдать все активы.

Дело их нарисовано, а заказчики профессиональные рейдеры, к которым, как я понял, у правоохранителей сейчас тоже много вопросов. На 100% уверен белгородцы сумеют оправдаться, так как правда на их стороне.

Про оправдательные приговоры и «высший пилотаж»

– Оправдательные приговоры, насколько принято о них рассказывать? Есть ли какие-то адвокатские приметы, с ними связанные?

Любой «оправдательный» – это взрыв водородной бомбы в мире юриспруденции из-за мизерной доли процента от общего числа судебных вердиктов. Разумеется, адвокаты ими безумно гордятся.

С моими подзащитными случались оправдания, но больше всего люблю говорить о прекращённых уголовных преследованиях. Высший пилотаж – вырвать клиента из уголовной молотилки до передачи дела в суд.

А ещё коллекционирую основания следователей для заключения под стражу обвиняемых, вроде такого «сформировал преступный умысел стать предпринимателем с целью извлечения прибыли», или «имеет благосостояние в размере, позволяющем скрыться». В будущем обязательно опубликую сборник следственного фольклора.

– Бизнесмен работал и жил обычной жизнью. И вдруг пришли внезапно и через сутки он уже в СИЗО. У вас есть алгоритм действий для предпринимателей, которые оказались в такой ситуации?

Слышали анекдот: «Вы предприниматель, Вы построили бизнес, вырастили детей и посадили дерево? Пришло время посадить вас»?

В России ситуация с незаконными арестам сравнима с эпидемией. Вижу из соцсетей, что уже особым спросом пользуются курсы для предпринимателей, связанные с будущей их посадкой: как в условиях СИЗО, сделать творог, как резать колбасу ниткой для зубов, как правильно заходить в камеру. Я патриот нашей страны и считаю, что для России такое положение дел – катастрофа.

Первая проблема людей, попавших в СИЗО — это полное непонимание, где они оказались. У них есть слепая вера в закон, розовые очки. Вторая проблема, вытекающая из первой, – приход депрессии, апатия, нежелание бороться, нежелание занимать последовательную, системную линию защиты. Третья беда уже общесемейная: «решалы» и прочие мошенники. В лучшем случае семья остаётся полностью без денег, в худшем – появляется новое обвинение в коррупции.

Рекомендация банальная: если занимаетесь серьёзным бизнесом, старайтесь работать с хорошим юристом. Их, как хороших врачей, не так много. Не доводите ситуацию до точки невозврата.

Про личное

– Дмитрий Михайлович, на вашем сайте в разделе биография есть маленькая строчка: работал в правоохранительных органах. Можете расшифровать, когда, где, чем занимались? И почему вдруг решили перейти на «другую сторону силы»?

Это не секрет. В начале 2000х служил в МВД, расследовал уголовные дела по ст.ст. 222 и 228 УК РФ (борьба с оборотом наркотиков и оружия).  Спустя 2 года работы понял, что больше не могу обвинять людей. Всё-таки моё призвание защищать. На этом фронте удалось добиться действительно серьезных результатов. Буду продолжать. Очень много планов.

– В тех делах, которыми занимаетесь вы – представление интересов предпринимателей в гражданском и уголовном судопроизводстве – что играет определяющую роль? Удача, квалификация противоположной стороны или репутация адвоката Григориади?

За репутацию спасибо. Наверное, она важна больше для клиента, чем для оппонента. Репутация в юриспруденции — это своеобразный индикатор доверия. То, насколько адвокат «совместится» со своим клиентом зависит многое. Если такая сцепка на 100 процентов, и вы на одной волне с доверителем, результат придёт быстро. Споры, конфликты, нервы всегда разрушают совместную работу.

Определяющую роль в защите прав доверителей, на мой взгляд, играют четыре фактора. Они обязательно  должны быть в  наличии:

  • высокий уровень теоретических знаний, постоянный их апгрейд;
  • наработанный опыт, набитые шишки, полное понимание того, каково это быть в шкуре доверителя;
  • высокая активность по делу;
  • чутьё.

Тут как в спорте – нужны постоянные тренировки. Чем выше их интенсивность, тем выше результаты.

– Вопрос из серии «открытый микрофон». Вы много пишете на своей странице в ФБ о том, чем вы занимаетесь. О каком деле, по вашему мнению, незаслуженно пропущенном прессой вы бы хотели рассказать Международному антикоррупционному порталу?

А можно не рассказывать о деле, а обратиться к вашей аудитории? Друзья, вы заметили, как обесценилась жизнь человека? Посмотрите судебные решение о выплатах компенсаций за смерть, за телесные повреждения, за пытки в СИЗО и т.п., суммы мизерные.

Заметили, как с каждым днём всё сильнее портятся отношения людей к другим людям, как много агрессии, хамства, невежества в нашем обществе? Это ведь несложно исправить. Прошу вас, давайте начнём уважать и ценить друг друга чуть сильнее, чем мы это делаем сегодня. Давайте чуть больше любить близких, заботиться о нуждающихся, проявлять к другим людям милосердие и сострадание. Всё очень просто. И однажды мы проснёмся в другой стране, в совершенно другом справедливом мире, в котором беззакония станет меньше, а необходимость в правозащитниках просто отпадёт за ненадобностью.