Бизнес против коррупции Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Экс-президентов Бразилии обвинили в создании ОПГ

The former presidents Luiz Inácio Lula da Silva, center, and Dilma Rousseff, in Recife, Brazil, last month. Source: Leo Caldas/Agence France-Presse — Getty Images.

Генпрокурор Бразилии (Brazil) предъявил бывшему президенту Луису Инасиу Лула да Силве (Luiz Inácio Lula da Silva) и сменившей его на посту главы государства Димле Русеф (Dilma Rousseff), а также еще нескольким высокопоставленным функционерам из партии Рабочих (Workers’ Party) обвинения в создании “криминальной организации”, за 14-летнее правление партии обогатившейся на сотни миллионов, которые участники ОПГ получали в виде взяток.

Дилме Русеф, которой в прошлом году объявили импичмент за нарушение правил распределения госбюджета, впервые были предъявлены обвинения в участии в системе откатов, уже запятнавшей репутацию каждого крупного бразильского политика.

Генпрокурор объявил о начале разбирательства во вторник, когда да Силва вернулся из тура по 25 городам на северо-востоке страны, где традиционно сильны позиции его партии. В рамках своей кампании политик пытался отвлечь внимание общественности от своего недавнего обвинительного вердикта за коррупцию, который может навсегда покончить с амбициями да Силва вернуться в президентское кресло.

В этом месяце заканчивается срок полномочий главы бразильской прокуратуры Родригу Жано (Rodrigo Janot), который назвал администрации да Силвы и Русеф фасадами криминального организации, при помощи которой высокопоставленные политики собрали почти $450 млн, похитив средства из госкомпаний вроде Петробраз (Petrobras) и Бразильского Национального Банка Развития (Brazilian National Development Bank) и обложив коммерческие предприятия данью. Помимо уже вынесенного первой инстанцией приговора, да Силву ожидает разбирательство по еще нескольким коррупционным делам, согласно которым его обвиняют в получении небольших взяток.

Вчера Жано опубликовал 230-страничный обвинительный акт, в котором да Силва оказался в центре крупнейшего заговора в новейшей истории Бразилии. Генпрокурор написал, что подобные обвинения не должны расцениваться как попытка судебной власти “криминализировать политику” или как рутинные “политические переговоры”, но как отчет о систематическом использовании госказны правящей элитой для “покупки популярности и поддержки”.

Обвинения против Русеф, пропагандировавшей образ честного политика, которого уничтожила кабала коррумпированных противников, стали неожиданным поворотом в серии разоблачений, выросшей из обычного расследования отмывания денег на заправочной станции в Бразилиа (Brasília), столице Бразилии, начатого в 2014 году.

“Это очень важно”, – сказал Мэтью Тейлор (Matthew M. Taylor), профессор Американского Университета (American University) в Вашингтоне, изучающий бразильскую правовую систему. “Дилма все это время утверждала, что сама лично была честной”.

Жано описал да Силву как организатора схемы откатов, вначале на посту президента, а затем в результате “серьезного влияния, которое он оказывал на” Русеф. Генпрокурор подчеркнул, что многие ключевые игроки системы взяточничества пользовались поддержкой Русеф или были напрямую назначены ею.

“Дилма Русеф интегрировала нынешнюю криминальную организацию с 2003 года, когда она приняла” предложение да Силвы возглавить Министерство Добычи и Энергии, написал Жано. “С тех пор она всячески способствовала [деятельности ОПГ], поэтому личные интересы, за продвижение которых платились взятки, всегда обслуживались, особенно по отношению к Петробраз, где она была президентом советам директоров с 2003 по 2010 год.”

Самого Жано назначила в 2013 году та же Русеф. В своем заключении он написал, что да Силва и Русеф распространяли богатство, приглашая лидеров других политических партий принять участие в коррупционной схеме.

“Критики долгое время говорили, что, учитывая ее ведущую роль в совете директоров Петробраз и должность главы министерства, Дилма была либо заодно, либо совершенно некомпетентна”, – сказал Тейлор, – “Очевидно, что Жано рассматривает первый вариант.”

Однако, во вторник ночью пресс-служба Русеф выпустила ответное заявление следующего содержания: “Без предъявления доказательств или улик совершения преступления генпрокуратура предъявляет абсолютно безосновательные обвинения”.

Партия Рабочих тоже выпустила пресс-релиз, в котором назвала обвинения безосновательными, а также продолжением вендетты судейства, целью которой является ослабление определенных политический фракций путем “избирательного преследования”.

В момент открытия этого дела президент Бразилии Мишел Темер, вступивший в должность после импичмента Русеф в августе 2016 года, получил новую партию обвинений в коррупции. Жано официально предъявил Темеру обвинения в коррупции в июне этого года, основанием для которых стали спекуляции на тему санкционирования президентом взятки осужденному политику в обмен на молчание последнего. Главе государства удалось избежать суда, получив достаточно голосов в нижней палате конгресса против передачи дела в Верховный суд, который является единственным судом, обладающим полномочиями выносить решения по делам высокопоставленных избранных в ходе голосования политических деятелей.

Еще один фигурант нового дела, сенатор Глеиси Хоффманн (Gleisi Hoffmann), возглавивший партию Рабочих в июне, обладает такой же политической неприкосновенностью, которая, по мнению критиков, поспособствовала культуре безнаказанности среди бразильских политиков.

Остается неясным, стало ли возбуждение нового дела сюрпризом для ответчиков. Пока бразильцы вчитывались в толстенный обвинительный акт, да Силва не сменил своего тона триумфатора, с которым он вернулся из тура.

“Я скажу лишь одно: мы снова будем править этой страной”, –  гласит его пост в Твиттере, обращенный к сторонникам политика, – “И когда я говорю “мы”, я имею в виду не себя. А вас.”

Обвиняемыми по новому делу также проходят: бывший министр финансов Гуидо Мантега (Guido Mantega), бывший министр связи Пауло Бернардо (Paulo Bernardo), бывший начальник штаба Русеф Антонио Палоки Фило (Antonio Palocci Filho), бывший казначей партии Рабочих Джао Вакари Нето (João Vaccari Neto) и бывший мэр Араракуараы (Araraquara) Эдиньо Силва (Edinho Silva).

Это фото сделано 21 октября 2016 года, когда бразильская федеральная полиция перекладывала конфискованные у Федеральной Законодательной Полиции Сената (Federal Senate Legislative Police) в ходе рейда штаб-квартиры ведомства улики. Рейд был совершен в рамках Операции Автомойка. В июле генпрокуратура решила утроить бюджет на 2018 год, выделенный на борьбу с коррупцией, в частности на проверки политических и бизнес-лидеров Бразилии и других стран Латинской Америки. Источник фото: Eraldo Peres AP.

Бразилия потонула в коррупционном скандале, сценарию которого позавидует любая мыльная опера

Вот уже более трех лет бразильцы почти каждый день просыпаются с заголовками о новых разоблачениях в рамках Операции Автомойка (Operation Lava Jato), берущей свое начало на заправке в столице страны Бразилиа, где отмывались полученные преступным путем деньги.

Однако начавшееся 17 мая 2014 года расследование быстро переросло рамки обычной проверки по факту отмывания денег, когда в этой с виду небольшой коррупционной схеме оказалась замешана государственная нефтяная компания Petrobras, расследование деятельности которой, в свою очередь, вскрыло систему взяточничества, связывавшую крупнейшие бразильские компании с политиками самого высокого уровня.

В Операции Автомойка было больше твистов и неожиданных поворотов, чем в любой бразильской мыльной опере, а острие антикоррупционного расследование почти достигло нынешнего президента страны Мишеля Темера. В начале августа нижняя палата парламента проголосовала против передачи дела о коррупции Темера в Верховный суд, однако прокуроры говорят, что скоро предъявят президенту новые обвинения.

Бразильский президент Мишел Темер (Michel Temer) произносит речь во время инаугурации своего нового министра культуры Серджио Са Лейтао (Sergio Sa Leitao), проходившей в июле в столице страны Бразилиа в президентском дворце Planalto. Источник фото: Eraldo Peres AP.

Темер вложил немало политического капитала в свою победу, включая выделение денег на проекты законотворцев в их округах, поэтому борьба президента с обвинениями может отвлечь его от законодательной программы и важнейшей пенсионной реформы, необходимой для уменьшения дефицита госбюджета и предотвращения фискального кризиса.

Если федеральный ген прокурор Родригу Жано примет решение официально предъявить Темеру другие обвинения, нижняя палата парламента будет снова решать, передавать ли дело в Верховный суд.

Однако, уже сейчас в Операции Автомойка достаточно драмы, чтобы затмить любую бразильскую теленовеллу. К примеру, секретная запись президента, сделанная бизнесменом с запятнанной репутацией, мистическая авиакатастрофа, счета в швейцарских банках, плата за молчание, спецоперации, датчики слежения в мешках с деньгами и ограбление, переросшее в перестрелку, в ходе которых сумка с деньгами, которые считаются взяткой, взлетела над площадью Рио-де-Жанейро, вызвав денежный дождь в столице Бразилии.

Во главе известного на весь мир расследования стоит федеральный судья Серджио Моро (Sérgio Moro), под председательством которого правоохранители составили схему, связывающую бывших президентов со стоящими во главе корпораций миллиардерами. Согласно этой схеме, взятки платились за получение контрактов по искусственно завышенным ценам, а также за получение политической поддержки. Расследованию не видно конца, а прокуратура уже заявила о доказательствах нелегальных платежей на общую сумму в $5 млрд.

Операция Автомойка породила множество побочных расследований и вышла далеко за пределы Бразилии, объявив об участии в коррупционной системе представителей как минимум 12 стран, где, согласно обвинениям, бразильские компании платили взятки в обмен на получение контрактов и влияние на людей.

Из проверки по факту отмывания денег на заправке/автомойке в столице страны Бразилиа Lava Jato превратилась в крупнейшее антикоррупционное расследование, когда прокуроры смогли связать денежного дилера на черном рынке или doleiro Альберто Юсефа (Alberto Youssef) с бывшим директором государственного нефтегазового гиганта Петробраз Пауло Роберто Костой (Paulo Roberto Costa).

Оба арестанта пошли на сделку со следствием, и Коста рассказал правоохранителям, что Петробраз переплачивал за все, начиная от договоров на строительство и заканчивая нефтеперерабатывающими заводами и буровыми установками. По его словам, в обмен на гарантированные контракты работавшие с Петробраз компании соглашались на дополненные контракты.

По словам следователей, нефтяной фонтан взяток, полученных по вышеупомянутым дополненным контрактам, предназначался для удержания у власти правящих страной политиков. Взятки выплачивались наличными, машинами премиум класса и другими атрибутами роскошной жизни.

Вскоре Операция Автомойка начала расширяться по экспоненте, захватывая все больше секторов экономики и политических кругов страны. Острие расследования оказалось нацеленным на девять крупнейших строительных компаний Бразилии и на самый крупный в мире мясоперерабатывающий конгломерат JBS. Данные фирмы заключали госконтракты с политиками, которые теперь обвинялись в получении взяток.

Глобальный холдинг Odebrecht, занимающийся не только строительством и инженерными работами, но также нефтью и газом, логистикой, биоэнергией и выработкой электричества, стал одной из первых мишеней Lava Jato. В декабре Odebrecht и Braskem, подконтрольная холдингу нефтехимическая компания, признали себя виновными в уплате взяток на общую сумму в $788 млн коррумпированным госчиновникам и политикам по всему миру в обмен на получение контрактов. Компании согласились заплатить $3.5 млрд штрафов, чтобы урегулировать судебные разбирательства с властями США, Бразилии и Швейцарии.

Для того, чтобы скрыть источник денег и факт уплаты взятки, Odebrecht использовала глобальную финансовую систему, включая американские банки, переводя деньги между счетами многочисленных фирм-пустышек.

Исполнительный директор Odebrecht и внук основателя компании Марсело Одебрехт (Marcelo Odebrecht) был арестован в 2015 году, признан виновным в уплате взяток Петробраз на общую сумму в $30 млн и приговорем к тюремному заключению сроком на 19 лет. Адвокаты Одебрехта сейчас пытаются скостить ему срок, если они преуспеют, внук основателя холдинга сможет выйти на свободу до Католического Рождества 2018 года (24-25 декабря). Однако, эксперты утверждают, что крупной рыбой, которая все это время избегала сетей, давно стали политики, а не бизнес-магнаты.

Редактор бразильского правового портала и новостного сайта, посвященного судебным преследованиям, JOTA.info Иури Дантас (Iuri Dantas) так прокомментировал происходящее: “Было такое впечатление, что мы выпускали акул. Они сидят у себя дома со своими браслетами на щиколотках. Но недавно мы начали понимать, что реальными акулами всегда были политики.”

В ходе Операции Автомойка уже предъявлены обвинения более, чем ста политикам, однако лишь несколько оказались за решеткой.

Пока самой крупной добычей стал бывший президент Луис Инасиу Лула да Силва (Luiz Inácio Lula da Silva), покинувший президентское креслов 2011 году. Его признали виновным в коррупции в июле и приговорили к 9 с половиной годам тюрьмы, однако он подал апелляцию и пока находится на свободе.

Надувная кукла, изображающая бывшего бразильского президента Луиса Инасиу Лула да Силву (Luiz Inacio Lula da Silva) в тюремной робе, привязана к кресту с его именем, Бразилиа, 27 августа 2017 года. В качестве акции протеста, охватившей всю страну, демонстранты устанавливают кресты в знак символической смерти коррумпированных политиков. Источник фото: Eraldo Peres AP.

Сторонники да Силвы надеются, что апелляция будет успешной, тогда он сможет баллотироваться на президентских выборах 2018 года, однако возможно предъявление новых обвинений по факту получения бывшим бразильским лидером взяток, в совокупности составивших $1.2 млн.

Еще один бывший глава государства Фернанду Колор ди Мелу (Fernando Collor) вскоре предстанет перед судом по обвинению в коррупции, отмывании денег и управлении ОПГ. По версии следствия, ди Мелу получал от компаний взятки в обмен на контракты с отделом дистрибуции Петробраз BR Distribuidora. Правоохранители утверждают, что часть полученных им денег была отмыта при помощи покупки машин премиум класса, предметов искусства, а также яхты.

Операция Автомойка смогла “раскачаться” благодаря свидетельским показаниям информаторов и лавине сделок со следствием, когда все пойманные в сеть коррупционеры запели.

Благосостоятельные бизнесмены ранее редко оказывались за решеткой даже на небольшой срок, однако теперь прокуроры часто отказывают им в залоговом праве и используют предварительное заключение как метод досудебного содержания. Поэтому многие тут же решили, что сотрудничество в их интересах, поскольку в таком случае они могли перейти на домашний арест. Оказалось, что сдать других намного проще, чем столкнуться с суровой реальностью тюремного заключения.

Сделка со следствием достаточно недавно появилась в инструментарии бразильских прокуроров. Законодательное закрепление подобных соглашений стало одной из новейших инициатив, направленных на разработку правовых инструментов искоренения коррупции, которые приняла администрация бывшего президента страны Дилмы Русеф (Dilma Rousseff), провозгласившая политику нулевой терпимости к коррупции.

Насильно отстраненная от обязанностей президент Бразилии Дилма Русеф (Dilma Rousseff) обращается к своим сторонникам из официальной резиденции главы государства, дворца Alvorada в столице Бразилиа, 31 августа 2016 года. Это было первым обращением Русеф после импичмента. “Они думают, что смогут победить нас, но они ошибаются”, – сказала она. Источник фото: Leo Correa AP.

Самой Русеф объявили импичмент за ненадлежащее обращение с государственными средствами при помощи движения денег между счетами, целью которого являлось построение фиктивной картины финансового положения правительства. Это не было частью Операции Автомойки, хотя другие президенты делали, как минимум, то же самое без всяких последствий.

У Русеф были и другие проблемы. Ее экономическая политика была непопулярной, и президента обвинили в рецессии Бразилии, однако некоторые эксперты уверены, что главной причиной произошедшего в прошлом августе импичмента стали именно антикоррупционные меры.

Русеф не старалась защитить высокопоставленных членов ее правящей коалиции от обвинений в коррупции, а предложение об объявлении ей импичмента внес Эдуардо Кунья (Eduardo Cunha), бывший спикер Палаты депутатов, которого в марте приговорили к 15 годам тюрьмы за отмывание денег, коррупцию и уклонение от подчинению валютному законодательству. Обвинения против Куньи выросли из выяснения прокурорами факта получения бывшим спикером взятки в $1.6 млн от Петробраз.

В последние недели Русеф, назвавшая “издевательством” приговор Луле, стала сопровождать его на политических ралли, посвященных возвращению да Силвы в президентское кресло в 2018 году.

Бывший бразильский лидер Луис Инасиу Лула да Силва (Luiz Inacio Lula da Silva) произносит краткую речь, обращаясь к СМИ и своим сторонникам из штаб-квартиры партии Рабочих (Worker’s Party) в Сан-Паулу (Sao Paulo). За его спиной плакат, на котором написано на португальском: “Выборы без Лулы – мошенничество!” Источник фото: Andre Penner AP.

В это же время бразильцам необходимы карточки игроков в Бинго, чтобы отмечать тех, кого задержали, обвинили и посадили, так как Lava Jato продолжает порождать скандал за скандалом, что, по мнению некоторых, уже порядком надоело.

19 января небольшой самолет, на котором летел судья бразильского Верховного суда Теори Заваски (Teori Zavascki), председательствовавший на большинстве судов Операции Автомойка, разбился в море неподалеку от местечка Парати (Paraty). Заваски и еще четверо находившихся на борту пассажиров погибли. Погода была нелетная, однако следователи сказали, что никаких механических повреждений самолета, которые могли бы стать причиной крушения, они не обнаружили.

Эта трагедия шокировала бразильцев так же, как и полуночный визит одного из трех братьев, стоящих во главе одного из крупнейших мясоперерабатывающих конгломератов JBS, Джоесли Батисты (Joesley Batista) в официальную резиденцию Темера. При этом, Батиста сам является мишенью Lava Jato.

В ходе вышеупомянутого мартовского визита Батиста пронес с собой записывающее устройство. Несмотря на то, что Темер отрицал какую-либо причастность к взяточничеству, запись их разговора, похоже, свидетельствует о том, что президент мог санкционировать выплату Кунье денег в обмен на молчание. Действующий президент отрицает, что когда-либо платил Кунье за молчание.

На этом фото, сделанном 15 апреля 2016 года, бывший спикер Палаты депутатов Эдуардо Кунья (Eduardo Cunha) присутствует на дискуссии по поводу объявления импичмента Дилме Русеф (Dilma Rousseff). Ее насильно остранили от обязанностей в том же году в конце лета. Источник фото: Eraldo Peres AP.

Тайная аудиозапись привела к зафиксированной на видео спецоперации, в ходе которой соратник Батисты передает наполненный купюрами дипломат Родригу Роче Луресу (Rodrigo Rocha Loures), доверенному сподвижнику Темера, которого камера запечатлела бегущим через парковку пиццерии с чемоданом, в котором лежали $150 тысяч наличными.

В интересах прозрачности прокуроры опубликовали аудиозапись переговоров бизнесмена и президента и видеозапись передачи дипломата, которые снова и снова прокручивало бразильское телевидение.

Батиста и его брат Уэсли (Wesley Batista) передали следователям документы, якобы описывающие платежи 1829 политикам из 28 партий, замаскированные под официальные пожертвования либо откровенно незаконные вложения в политические кампании, а также взятки, в обмен на которые бизнесмены получали политическую поддержку своей компании.

Благодаря сделке со следствием, Джоесли Батиста избежал не только тюрьмы, но даже электронного браслета на щиколотке.

Техник проверяет электронные браслеты в расположенной в Сан-Паулу (Sao Paulo) компании Synergye, выпускающей браслеты для домашнего ареста и мониторящей заключенных этого города. Когда Операция Автомойка была обычной проверкой под круглосуточным наблюдением находились менее 10 тысяч осужденных под домашним арестом, о чем сообщила производящая браслеты компания. Сегодня таких арестантов более 24 тысяч, и все они экипированы браслетами. Источник: Andre Penner AP.

В июле генпрокурор Жано летал в Вашингтон. В ходе своего визита он сделал следующее заявление: “Сегодня Бразилия погружена сразу в три кризиса: этический, политический и экономический”. Глава прокуратуры заметил, что легко свалить вину за все три кризиса на крупнейшее антикоррупционное расследование, охватившее практически всю Латинскую Америку, однако Lava Jato не является виновником. Необходимо понять, что коррумпированная система, благодаря которой некоторые компании нашли способ обойти конкурентов и обогащаться за счет взяточничества, привела к тому, что мы имеем сегодня, заметил Жано.

“Каждый день мы слышим, что бразильская судебная система криминализирует политику”, – заявил генпрокурор, срок службы которого подойдет к концу 17 сентября, – “Это – неправда. Все, что мы делаем, это применяем уголовный кодекс и ищем преступников, – даже тех, кто обладает политическими мандатами.”

Соцопросы показывают, что большинство бразильцев приветствуют борьбу с коррупцией, однако они почему-то не вышли на улицы, устраивая массовые акции протеста против уклонения Темера от судебного разбирательства. А ведь в 2013 году миллионы жителей Бразилии не покидали улиц, протестуя против всего, от повышения стоимости проезда в автобусе до провала качества здравоохранения и образования, называя все это коррупцией.

Одной из причин видимой апатии может быть то, что экономическая программа Темера, в отличие от политики Русеф, не подверглась критике. С другой стороны, определенная усталость от Lava Jato уже очевидна: журналисты говорят, что обвинения против всесильных власть предержащих стали настолько рутинными, что читатели попросту перестают интересоваться подобными материалами, да и сетевых комментаторов заметно поубавилось.

Наталия Виана (Natalia Viana), сотрудник издания Publica, расположенного в Рио агентства расследовательной журналистики, так отозвалась о происходящем: “Я думаю, что сейчас люди просто устали. Бразильцы уже давно привыкли к коррупции политической жизни. Но, в отличие от прошлых времен, что-то произошло – политиков изгнали из правления. Была надежда на то, что расследование приведет к перманентным изменениям в Бразилии, но теперь, учитывая успех Темера в избежании правосудия, люди начинают терять эту надежду. Мы находимся внутри шахматной партии, но пока мы на три шага позади противника.”

Директор Бразильской Ассоциации Журналистов-Расследователей (Brazilian Association of Investigative Journalism) Алана Рицо (Alana Rizzo) тоже прокомментировала падение читательского интереса: “Я думаю, что возможность все изменить окажется в руках бразильского общества, которое уже по горло сыто всем этим”.

Теперь следственные группы антикоррупционеро начали проверки в новых областях, включая контракты, связанные со строительством объектов для Чемпионата Мира в 2014 году и Олимпиады в Рио в 2016 году.

“Я ожидаю, что это может продлиться еще пять лет”, – заявил Дантас.

Жано сказал, что его глубочайшим разочарованием как прокурора стало то, что расследование не продвигалась так быстро, как ему бы хотелось. Однако, он заметил, что крайне важно продолжать высвечивать коррупцию прожекторами и софитами, чтобы можно было раз и навсегда очистить от нее все сферы жизни бразильцев.

Жано сказал, что необходимо помнить о том, что коррумпированная система обирает государственное образование, здравоохранение и бюджеты правоохранительных органов. Расследование продолжается, и генпрокурор уверен, что оно закончится только тогда, когда коррупции не станет, потому что “коррупция крадет у людей надежду и будущее”.

Сотрудники федеральной полиции несут конфискованные вещдоки, покидая здание бразильского сенатора Аэсио Невеса (Aécio Neves), который проживает в районе Ipanema Рио-де-Жанейро, 18 мая 2017 года. Деятельность Невеса расследуют на предмет коррупции по нескольким уголовным делам, открытым в ходе Операции Автомойка. Сенатор отрицает все обвинения. Источник фото: Silvia Izquierdo AP.

Источники: NY TimesMiami Herald.