Международное обозрение Мнение эксперта

Эксперты о Саудовской Аравии: арестованные нефтяники и гильдии коррупционеров

Saudi Crown Prince Mohammed bin Salman attends the Future Investment Initiative conference in Riyadh, the capital, on Oct. 24, 2017. Source: Fayez Nureldine / AFP/Getty Images.

За последние несколько дней антикоррупционная кампания наследного принца Саудовской Аравии стала главным информационным поводом в мире: десятки арестов, количество которых, по словам источников СМИ, может возрасти до сотен, привели к обвалу акций на мировых биржах и непредсказуемым колебаниям цен на нефть. Международный Антикоррупционный Портал публикует мнения экспертов о причинах и последствиях беспрецедентной борьбы с коррупцией, которую некоторые считают борьбой за власть.

Саудитский кронпринц Муха́ммад ибн Салма́н Аль Сау́д (Mohammad bin Salman) внезапно создал антикоррупционное ведомство, которое в минувшие выходные санкционировало задержания принцев, министров, военных и бизнесменов, продолжающиеся до сих пор.

После воскресных новостей о том, что члены королевской семьи, видные военные и политические деятели, а также мультимиллиардеры были либо отправлены в столичные пятизвёздочные отели, либо содержатся под домашним арестом, многим показалось, что действия наследника престола являются всего лишь воплощением его собственной открытой угрозы: “Никто не стоит выше закона, будь он принцем или министром”.

На данный момент в список арестованных уже включены такие имена, как аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд (Al-Waleed bin Talal), саудовский принц и миллиардер, которого очень любят местные СМИ, а также принц Мутаиб ибн Абдулла Аль Сауд (Miteb bin Abdullah), бывший глава Национальной Гвардии Саудовской Аравии (Saudi National Guard). К концу прошедших выходных стало ясно одно: новый лидер королевства не пощадит никого.

Когда Мухаммад ибн Салман (MBS) издал королевский указ о создании нового антикоррупционного комитета, политические эксперты приготовились к серьезной чистке рядов.

Сейчас борьба с коррупцией стала лейтмотивом всех выступлений саудовского правительства и центральной линией всех сюжетов местных СМИ. Например, подконтрольное государству спутниковое телевидение Аль-Арабия (Al Arabiya) постоянно транслирует кадры с места арестов и сообщает подробности задержаний, заостряя внимание на желании MBS покончить с коррупцией. Согласно их репортажам, коррупция и отсутствие прозрачности до сих пор являются главной проблемой Саудовской Аравии, и наследный принц серьёзно рискует, бросая вызов напасти.

Судя по всему, крон-принц и не думает останавливаться, ведь сегодня стало известно, что один из крупнейших в мире вещателей арабского мира MBC перешёл под контроль королевства. Часть управленцев была уволена, а владелец – задержан. Кроме того, сегодня стало известно о том, что бывшего министра нефти Саудовской Аравии Али Найми (Ali Al Naimi), олицетворявшего страну в мировых СМИ десятилетиями, насильно держат под домашним арестом.

Из других источников поступает информация, что введён запрет на перемещение саудовских государственных деятелей и бизнесменов, включая некоторых сотрудников нефтяной госкомпании Saudi Aramco (Saudi Aramco). Госкомпанию поставили в известность, что все запросы о командировках временно не рассматриваются и не удовлетворяются. В то же время, Денежное Агентство Саудовской Аравии (Saudi Monetary Agency или SAMA), Центральный Банк королевства, начиная с выходных, рассылает требования о заморозке банковских счетов всех, кто стал фигурантом антикоррупционной кампании, а также их родственников. Однако, наследный принц и SAMA постоянно уверяют мировое сообщество в том, что связанные с подозреваемыми компании могут спокойно функционировать, их счета не будут заморожены, и их активы не будут изъяты.

Что же касается членов саудовской королевской семьи, большинству принцев и принцесс запрещено путешествовать, если на то им не дал разрешения сам король Салма́н ибн Абду́л-Ази́з ибн Абдуррахма́н А́ль Сау́д (King Salman). Переводы в иностранной валюте также ограничены $50 тыс в месяц, и совершать трансферы можно не более двух месяцев подряд. Собеседники журналистов, работающие в органах безопасности намекают на то, что саудовские принцы из города Табук (Tabuk), провинции Эш-Шарки́я (Eastern Province) и священной Ме́кки (Mecca) находятся под домашним арестом. Тем временем, саудовские спецслужбы окружили резиденции покойного принца Мишааля ибн Абдул-Азиза Аль Сауда (Mishal bin AbdulAziz), принца Абдул-Азиза ибн Фада (AbdulAziz bin Fahd) и принца Халеда бин Султана бин Абдель Азиза Аль Сауда (Khalid bin Sultan).

Государственный переворот?

Политические эксперты считают, что развитие событий от борьбы с коррупцией плавно переходит к борьбе за власть. Давно предсказанная, эта попытка раз и навсегда занять саудовский трон, похоже, переходит во вторую стадию. Действия кронпринца, похоже, поддерживают Москва, Вашингтон и даже соседние арабские страны, поэтому у него есть все шансы уничтожить своих политических оппонентов шоковой тактикой. Некоторые обозреватели ожидают увидеть смену “королевской стражи” в ближайшие несколько дней.

С каждым днём происходящие изменения становятся всё более значительными. Уже за выходные MBS удалось многократно усилить свою позицию, но он продолжает разбираться с оставшейся оппозицией.

Несмотря на то, что в краткосрочной перспективе возможна некоторая нестабильность, важно помнить, что кронпринц и его сторонники не только держат в своих руках армию и службы безопасности, но и пользуются доверием и поддержкой подавляющего большинства жителей королевства.

MBS настолько же харизматичен, насколько был Джон Фицдже́ральд “Джек” Ке́ннеди (John F. Kennedy), когда избирался в президенты США. Он сумел завоевать такую популярность среди молодых саудитов, составляющих почти три четверти населения, какой позавидуют иные звёзды экрана.

Однако, антикоррупционная кампания основана не только и не столько на желании популярного политика захватить власть. Залогом её успеха стал прошедший на прошлой неделе в Эр-Рия́де (Riyadh)  саммит “Будущие Инвестиции 2017” (Future Investment Initiative 2017). В кулуарах эту встречу мировых финансовых лидеров прозвали “Давос в Пустыне” (“Davos in the Desert”).

В рамках встречи MBS получил одобрение на развёртывание деятельности для достижение целей, поставленных его программой Видение Саудовской Аравии 2030 (Saudi Vision 2030), призванной снять королевство с ресурсной иглы. На той же неделе президент США Дональд Джон Трамп и его администрация существенно усилили свою поддержку жесткой политики Саудовской Аравии по отношению к Ирану, Ко́рпусу Стра́жей Исла́мской револю́ции (IRGC) и партии Хезболла (Hezbollah). Вашингтон также увеличил давление на Катар, чтобы тот побыстрее охладил отношения с Тегераном.

Подобные действия на геополитической мировой и региональной аренах укрепили MBS в стремлении противостоять Ирану и его сторонникам. Неслучайно, что начало антикоррупционной кампании совпало с получением ливанским премьером Рафиком Харири (Hariri) убежища в королевстве. Прослеживается очевидная связь между Хезболлой, Ираном и Ливаном.

Ситуацию на Ближнем Востоке пока вряд ли можно назвать угрожающей или взрывоопасной, хотя всё указывает на то, что регион находится под влиянием фактического лидера Саудовской Аравии, поэтому движется в направлении неминуемой тотальной конфронтации с Ираном. Внутренняя Игра Престолов (Game of Thrones) членов саудовской королевской семьи медленно, но верно трансформируется в полномасштабное противостояние Ирану и его сторонникам.

Саудовскую Аравию поддерживают Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и, скорее всего, Египет, а казначей и госсекретарь Трампа в открытую дали королевству индульгенцию на последующие действия в задуманном направлении. Молчание России также может означать изменение стратегии близкого круга президента Владимира Путина по отношению к развитию региона. Пока Саудовская Аравия и другие страны в открытую заявили, что Иран несколько раз посягнул на суверенность королевства. К примеру, перед началом арестов повстанцы Хуси́ты (Houthi) запустили баллистическую ракету в аэропорт Эр-Рияда, которая, правда, была успешно обезврежена, и никто не пострадал. Однако, руководство Саудовской Аравии назвало это военными действиями со стороны Ирана, который считается поставщиком подобного вооружения.

Ближайшие дни станут решающими для обеспечения стабильности в регионе в будущем. Продолжающаяся борьба за власть в королевстве, которая происходит прямо на улицах, касается не только коррупции, но и сосредоточения власти в руках кронпринца Муха́ммада ибн Салма́на Аль Сау́да. Его намерения ясны и, похоже, достойны поддержки, ведь он стремится добиться именно тех изменений, которых так ждут молодые саудиты. Результат нынешний действий кронпринца станет детерминантом будущих шагов, которые должны предпринять все игроки на мировой геополитической арене.

Самым позитивным является сценарий, по которому усиление позиции MBS приведёт к внедрению Видения Саудовской Аравии 2030. В краткосрочной перспективе, однако, это не помешает саудитам и их союзникам развернуть военизированное противостояние Ирану и его сторонникам в виде Йемена, Ливана и Ирака.

Стабильность и безопасность Саудовской Аравии предположительно являются основополагающим фактором политической стратегии MBS. Если забыть о конфронтациях внутри королевства и за его пределами, то кронпринц просто строит будущее своей страны , десятилетиями следовавшей советам США, Европы или России. С другой стороны, за последние 24 часа риски финансовой или экономической нестабильности, а также геополитического кризиса в регионе существенно возросли.

Гильдии коррупционеров и дворцовые интриги

За стенами одного из множества роскошных дворцов, принадлежащих ему, король думал о будущем, и думы его были печальны. Он слишком хорошо знал, что династия Саудов (House of Saud) настолько погрузилась в самообслуживание и ненасытную жадность до роскоши, что совсем потеряла контроль. В королевстве жили тысячи принцев и принцесс, ни в чём себе не отказывающих, насквозь коррумпированных. И король принял решение, что так больше продолжаться не может.

Примерно в таком духе десять лет назад началась подготовка к нынешним событиям в Саудовской Аравии.

Опубликованные дипломатические переписки американцев того времени описывают попытки тогдашнего монарха Абдаллаы ибн Абду́л-Ази́зы ибн Абдуррахма́ны А́ль Сау́да (King Abdullah bin Abdulaziz) обуздать других членов королевской семьи, невероятно богатых, но продолжающих позволять себе излишества, в том числе криминального характера с целью хищения средств. Король, которому на тот момент уже было за восемьдесят, якобы сказал своим братьям, что не хочет дождаться наступления Судного Дня (Judgment Day), неся “бремя коррупции” на своих плечах. Об этом упоминается в опубликованных переписках. Монарх скончался в 2015 году.

Теперь во главе королевства де факто стоит тридцатидвухлетний Мухаммад ибн Салман, который объявил коррупции войну. Действуя от его лица, саудовские власти обвинили сотни людей, включая принцев, в мошенничестве, взяточничестве и отмывании денег.

Бизнес сообщество арабского полуострова пестрит историями об амбициозных инфраструктурных проектах, которые сверкали как миражи, но их стоимость была завышена открытыми требованиями взяток королевскими и ВИП-покровителями, а завершение отложено, временно или навсегда, наглостью высокопоставленных руководителей, совершавших должностные преступления.

Метро в Эр-Рияде, обещанная, но не построенная канализационная система в порту Джидда (Jidda) и даже комплекс мечетей в священной Мекке, – все эти проекты сейчас расследуются на предмет откатов и хищения госсредств. За прошедшие годы множество сделок, совершённых королевством, включая выгодные поставки оружия, оставили в дураках иностранных партнёров.

Проект в Джидде обернулся самыми трагическими последствиями. Могущественный бизнесмен получил мульти-миллионный платёж и должен был построить новую систему канализации и слива воды, но, в итоге, просто сделал вид, что закончил проект. Про этот скандал широко известно не только правящей элите, но и простым гражданам. В 2009 году произошло наводнение, по улицам города потекли бурные потоки воды, унёсшие жизни более ста человек, и причиной всего этого стало отсутствие жизнеспособной системы слива.

Тяга королевской семьи саудитов к роскошной жизни стала банальностью для мирового сообщества: яхты и частные самолёты, бесконечные покупки дизайнерских вещей, скупка корпораций, воспринимаемых как игрушки, апартаменты в Лондоне и Париже, аренда целых корпусов самых эксклюзивных отелей на планете и так далее.

Бывший посол США в Саудовской Аравии Роберт Джордан (Robert Jordan) считает, что королевские семьи и элиты нередко вырабатывают “культуру вымогательства”: “Естественно, что они понимают, что проблема коррупции существовала на протяжении десятилетий, и знают, что им нужно что-то делать”.

Многие ветераны политического обозревания королевства, а также группа осмотрительных инвесторов, задаются вопросом, является ли беспрецедентная кампания по борьбе с коррупцией прикрытием для консолидации власти и уничтожения оппозиции. В подобном, например, подозревают китайского лидера Си Цзиньпина (Xi Jinping) и президента России Владимира Путина, поскольку они оба посадили в тюрьму политических оппонентов, обвинив их в коррупции.

Аналитик международной консалтинговой компании по высчитыванию глобальных рисков и стратегий Control Risks Элисон Вуд (Allison Wood): “Существуют определённые опасения, что в реальности это приведёт только к централизации надзора за государственными расходами, а практики никуда не денутся, лишь сократится число людей, в них участвующих”.

По её словам, “настоящим тестом” антикоррупционной борьбы станет “не просто преследование этих людей за коррупцию, а обеспечение нового набора стандартов прозрачности”.

Несмотря на подобные опасения, даже некоторые из множества критиков кронпринца, признают то, что он правильно считал дух времени, витающий в королевстве, где экзальтированность больше не моде, особенно среди менее привилегированных молодых саудитов. Новое поколение лидеров пытается представить жизнь после нефтяных долларов, которые позволили произойти экстраординарной трансформации Саудовской Аравии из бесплодной пустыни в страну торговых центров и скоростных дорог. Поэтому, чтобы завоевать у них популярность, необходимо прекратить кражу денег членами королевской семьи, уверены эксперты.

24 сентября 2017 года. Празднование годовщины создания королевства. Источник фото: Fayez Nureldine / AFP/Getty Images.

Проблема в том, что сам кронпринц и именно та ветвь семейного древа, к которой принадлежит он и его семья, являются частью системы патронажа, поэтому нападение на собственных братьев выглядит ещё более непредсказуемым и опасным для стабильности королевства и региона в целом, считают критики.

Противники кампании считают её избирательным разбирательством, начатым привыкшим к излишествам молодым членом королевской семьи, которого большинство называют по первым инициалам имени MBS. Ходят слухи, что в 2015 году он отдыхал в Ривьере (Riviera), где принял импульсивное решение о покупке яхты стоимостью в $500 млн долларов, что ставит под сомнение его способность продумывать решения. С другой стороны, известно, что кронпринц связан со множеством организаций, которые очень сильно выигрывают от происходящих арестов.

Известный осведомитель Али Адубиси (Ali Adubisi), находящийся в добровольном самоизгнании из Саудовской Аравии, возглавляющий берлинскую правозащитную организацию European-Saudi Organization for Human Rights, назвал антикоррупционную кампанию “чёрной комедией”.

“Эти действия больше похожи на организацию коррупции”, – заявил он, – “Таким образом, она будет полностью сосредоточена в руках MBS и его ближнего окружения.”

Тем временем, саудовские инвесторы налаживают связи когда-то изолированного от внешнего мира государства с другими странами, и в игре оказываются головокружительные суммы денег. Ожидается, что инвестиции будут расти по экспоненте в течение следующего года, поскольку государственный нефтяной гигант Saudi Aramco начнёт открытую продажу акций, а другие госактивы ждёт приватизация в рамках экономических реформ под эгидой Видения Садовской Аравии 2030.

Президент США Дональд Трамп (President Trump) открыто поддерживает действия кронпринца, накануне арестов написав в своём Твиттере, что надеется на начало торгов акциями Aramco на Нью-Йо́ркской фо́ндовой би́рже (New York Stock Exchange). Что же касается антикоррупционной борьбы наследника престола, то американский лидер в том же Твиттере написал, что арестанты “доили свою страну в течение многих лет”.

Государственный департамент был более сдержан в своих комментариях. Пресс-секретарь ведомства Хизер Нойерт (Heather Nauert) выразила поддержку антикоррупционным усилиям наследного принца, но призвала правительство Саудовской Аравии соблюдать условия “справедливого и прозрачного проведения” судебного разбирательства.

Многие аналитики предполагают, что настоящие реформы должны затронуть фундаментальные устои королевства, что происходящие аресты – только начало. Поскольку в Саудовской Аравии практически отсутствуют западные механизмы регулирования, общественности мало что известно о природе и размерах состояния королевской семьи и о множестве мест пересечения королевского состояния с государственным бюджетом.

Кроме того, никто доподлинно не знает, сколько вообще существует принцев и принцесс. Академик из Центра Короля Фейсала по Исследованию и Изучению Ислама (King Faisal Center for Research and Islamic Studies) Джозеф Кечичиан (Joseph A. Kechichian) подсчитал, что у основателя нынешней правящей королевской династии монарха Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана ибн Фейсала Аль Сауда (King Abdulaziz al Saud) примерно 20 тысяч потомков (мужчин и женщин), а власть сосредоточена в руках 200 из них.

“Никто не знает, каково совокупное состояние”, – говорится в присланном из Эр-Рияда имейле Кечичиана, написавшего о клане книгу, – “однако, скорее всего, оно исчисляется сотнями миллиардов”.

Своей непрозрачностью известен и государственный Фонд Общественных Инвестиций (Public Investment Fund), который сейчас составляет около $200 млрд и может разрастись до невероятных размеров после выхода Aramco на открытый рынок, а также внедрения других инициатив кронпринца. За последние два года контроль над фондом перешёл от саудовского финансового комитета совету под управлением наследного принца Мухаммада.

За прошедшие десятилетия некоторых известных саудитов иногда прорывало на откровенность, и тогда они признавались в невообразимом масштабе финансовых хитросплетений заключаемых королевской семьёй сделок, но всегда называли подобное столпами, позволившими королевству стать не только мощным региональным центром, но и мировой державой.

В далёком 2001 году принц Бандар ибн Султан Аль Сауд (Bandar bin Sultan), много лет служивший послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, дал вошедшее в анналы истории интервью местному телеканалу в рамках передачи PBS’ “Frontline”. Он сказал, что три десятилетия развития обошлись казне в $400 млрд, но это – лишь одна восьмая того, что было похищено тем или иным образом.

“Если вы скажете мне…что мы ненадлежащим образом потратили или стали коррумпированными, с этими $50 млрд, я отвечу вам “да”, – сказал он, – “Но я бы не променял это на что-то иное. Существует такое количество стран Третьего Мира (Third World), у которых есть нефть, но они по-прежнему находятся на 30 лет позади нас”.

“Мы не придумали коррупцию”, – добавил ветеран дипломатии, – “Это происходит со времён Адама и Евы… Это – человеческая природа”.

Источники: oilprice.comLos Angeles Times.