News Investigation

Необъяснимые решения саратовских судов

Арбитражный суд Саратовской области отказал в привлечении главных акционеров агропромышленной группы компаний «Русагро» Вадима Мошковича и Максима Басова к субсидиарной ответственности по делу о банкротстве ООО «Волжский терминал» – бывшей структуры агрохолдинга «Солнечные продукты» и ныне аффилированной структуры «Русагро». При этом к ответственности суд привлек только экс-владельца «Солнечных продуктов» Владислава Бурова. Почему суд так избирателен? В аккредитации журналистов аналогичная история: федеральные СМИ не пустили, а местной прессе разрешили присутствовать.

Напомним, в 2018 году Буров, Мошкович и Басов подписали договоренность о покупке акций и долга «СолПро». Когда Буров передал «Русагро» контроль над своим холдингом, вторая сторона не стала исполнять свои обязательства и не передала ему ряд дополнительных активов и долю в масложировом дивизионе «Русагро». В итоге Буров лишился своего многомиллиардного бизнеса и остался ни с чем.

Внутренние угрозы продовольственной безопасности

После этого против компаний, входивших в «Солпро», «Русагро» инициировало дела о банкротстве за миллиардные долги. В последствии «Русагро» подало заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Бурова по долгам более 10 дочерних предприятий холдинга.

Независимые кредиторы, добиваясь выплаты долгов «СолПро» от «Русагро», настаивают в судах на субсидиарной ответственности не только для Бурова, но и для Вадима Мошковича, и для Максима Басова. Кредиторы считают, что «Русагро» имело все возможности для выплаты долгов «СолПро». Например, в 2019 году продажи «Русагро» в масложировом сегменте выросли на 137% выросли — с 26,2 млрд рублей в 2018 году до 62,3 млрд рублей.

Так произошло и в деле «Волжского терминала», но суд не встал на сторону кредиторов, усмотрев вину только Бурова. При этом суд отказал в проведении финансово-экономической экспертизы, не увидев необходимости в анализе деятельности миллиардного холдинга, в который входило более 20 компаний и работало более 7 тысяч человек.  Адвокаты намерены пойти в апелляцию.

На заседания не пустили журналистов, ссылаясь на ограничительные антиковидные меры в здании Арбитражного суда Саратовской области. Кстати, региональное правительство их неожиданно отменило 3 июня, а уже 6 июня суд снял ограничения у себя и разрешил присутствие местной прессы. Но еще третьего июня нам дали официальный ответ о том, что ограничительные меры действуют. Но уже к утру понедельника коронавирус в регионе удалось усмирить.

Напомним, 2 июня мы направили губернатору региона Роману Бусаргину журналистский запрос, какие именно ограничительные меры действуют в субъекте и почему они работают выборочно, поскольку суды общей юрисдикции, 12 ААС и Первый кассационный суд в Саратове уже давно сняли свои ограничения.

Почему журналистов не пускают в саратовский арбитраж?

Тем временем 9 июня Двенадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрит жалобу ООО «Агроинвест», которая имеет еще один резонансный характер. Дело связано с банкротством ЗАО «Мадин» из-за долга в 608 млн рублей, инициированного «Русагро».

Все началось с того, что в 2015 году компания «Мадин» вышла из состава участников «Агроинвест». На тот момент баланс «Агроинвест» составлял всего 230 млн рублей. Шло время, общество развивалось, приобретало активы, и к 2021 году баланс компании составил 3 млрд рублей. Таким образом актив баланса компании увеличился в 13 раз.

После этого суд первой инстанции признает сделку по отчуждению «Мадин» 100% доли «Агроинвест» недействительной и восстанавливает за «Мадин» 100% долю в уставном капитале «Агроинвест». Сейчас апелляционный суд рассмотрит несоразмерность восстановленной доли.

Редакция Anticorr.media будет следить за развитием событий и расскажет в следующем материале интересные подробности судебных заседаний.