Международное обозрение Расследования

Коррумпированность филиппинской таможни привела к незаконному ввозу наркотиков на $125 млн

Customs commissioner Nicanor Faeldon wipes his eyes of tears as Sen. Richard Gordon approach to talk to him at the resumption of the Senate hearing on the 6.4 billion drug shipment which the BOC confiscated. Source: INQUIRER/Grig C. Montegrande.

Комиссионер Таможенного Бюро Филиппин (Bureau of Customs или BOC) Никанор Фэлдон (Nicanor Faeldon) отказался отвечать на вопросы сенатора Антонио Трилланеса (Antonio Trillanes IV) касательно коррумпированности ведомства, которое уже не первый день находится в центре антикоррупционного расследования и политического скандала.

Фэлдон не смог сдержать слёзы, когда говорил с председателем Комитета Голубой Ленты Сената (Senate blue ribbon committee) сенатором Ричардом Гордоном (Richard Gordon), ранее потребовавшим прервать заседание.

Комитет Гордона во вторник возобновил разбирательство по делу о незаконном ввозе на территорию Филиппин “шабу” (“shabu”) или гидрохлорида метамфетамина на 6.4 млрд филиппинских песо ($125 млн) из Китая и неспособности таможенной службы это предотвратить.

Первым из сенаторов к Фэлдону обратился Трилланес, который спросил: “Есть ли коррупция в таможенном бюро?”

Фэлдон, как и Трилланес, ранее служивший в армии, сказал, что не будет отвечать на этот вопрос, утверждая, что не хочет более погружаться в “нелепые истории”, якобы распространяемые сенатором.

“Последние несколько недель он педалировал нелепые истории. Для меня бессмысленно отвечать на подобные вопросы…В его глазах я уже виновен во всём, в чём он меня обвиняет, поэтому не вижу смысла отвечать ему”, – сказал Фэлдон.

Ранее Трилланес заявил, что Фэлдон находится “в самом сердце” коррупции BOC. Однако, в ходе слушания он пояснил, что не обвинял Фэлдона в том, что тот находится в центре контрабандных операций агентства.

Сенатор сказал Фэлдону следующее: “Я спрашиваю вас, как члена комитета. Это не обвинения. Tinatanong kita, meron bang corrupt sa Customs o wala (Я спрашиваю вас, есть ли коррупция на таможне или нет) или я буду вынужден удалить вас из зала за неуважение к парламенту.”

В этот момент вмешался Гордон и попросил Фэлдона ответить на вопросы Трилланеса.

Фэлдон, однако, был непоколебим и сказал, что его долг – защищать невиновных сотрудников таможни и их семьи, которые оказались втянуты в это разбирательство.

Тогда Гордон потребовал прервать заседание и, воспользовавшись перерывом, поговорил с расчувствовавшимся Фэлдоном один на один.

После возобновления слушаний Трилланес повторил свой вопрос о наличии коррупции на таможне. Фэлдон наконец ответил: “Да”.

Расследование деятельности филиппинской таможни затронуло множество высокопоставленных чиновников и политиков, включая сына президента страны.

This material belongs to: Inquirer.net.