Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Коррупционная империя Революционной Гвардии Ирана

EDITORS' NOTE: Reuters and other foreign media are subject to Iranian restrictions on their ability to report, film or take pictures in Tehran. Members of the Iranian Revolutionary Guard Navy march during a parade to commemorate the anniversary of the Iran-Iraq war (1980-88), in Tehran September 22, 2011. Source: REUTERS/Stringer.

Революционная Гвардия Ирана (Iran’s Revolutionary Guards Corps) вынуждена сворачивать свою бизнес-империю, а некоторые высшие руководители силовой структуры недавно были арестованы. Данные события связаны с усилиями иранского президента Хасана Рухани (Hassan Rouhani) уменьшить роль, которую элитные войска играют в экономике страны. Об этом в пятницу написало издание Файнэншл Таймс (Financial Times или FT).

В прошлом году гвардейцы, интересы которых простираются от нефтегазовой отрасли до телекоммуникаций и строительства, были вынуждены реструктуризировать некоторые холдинговые компании, а другие – передать обратно во владение государству, о чем британскому ежедневному изданию рассказали госчиновник и источник из близкого окружения руководства режима.

Несколько месяцев назад как минимум дюжина членов гвардии, а также аффилированных с ведомством бизнесменов были задержаны, а остальных заставили отдать государству активы, нажитые при помощи подозрительных бизнес-сделок, сказал госслужащий.

Пару месяцев назад арестовали одного из менеджеров крупной холдинговой компании, аффилированной с гвардией, у него в доме провели обыск, в ходе которого нашли наличность, эквивалентную миллионам долларов, и конфисковали. Об этом FT рассказал бизнесмен, ранее сотрудничавший с элитным силовым подразделением. Близкий к руководству режима источник сообщил журналистам, что в этом году арестовали генерального бригадира гвардии, считавшегося разработчиком экономической стратегии ведомства, однако выпустили под залог.

Операция по ослаблению экономического влияния Революционной Гвардии Ирана началась в прошлом году. Чтобы публично не подрывать авторитет элитного силового подразделения, являющегося одним из самых влиятельных структур режима, правоохранители работают практически тайно. Будучи прагматистом, Рухани раскритиковал роль гвардии в экономике и сообщил верховному лидеру Ирана Али Хаменеи (Ali Khamenei) о стремительном росте благосостояния всех, кто был аффилирован с ведомством, насчитывающим 120 тысяч бойцов, сказал госчиновник.

“Рухани сообщил верховному лидеру, что экономика зашла в тупик из-за высокого уровня коррупции и повсеместного контроля гвардии над экономикой”, – поделился с журналистами собеседник, являющийся родственником верховного лидера. “Помимо экономических проблем, Хаменеи чувствует необходимость спасти гвардейцев [от коррупции] и, естественно, бросил все свои силы на помощь инициативе.”

Экономическое подразделение гвардии Khatam-ul-Anbia от комментариев отказалось.

Financial Times приводит цитату иранских аналитиков, которые говорят, что в коррупции участвуют связанные с политикой индивиды и организации, что приводит к падению темпов экономического прогресса и сводит на нет усилия по “раскачиванию” экономики, в то время, как страна борется с высоким уровнем безработицы.

Через два месяца после повторного вступления в должность главы государства (выборы состоялись в мае 2017 года) Рухани заявил, что гвардия породило “государство со стволом” (“a government with a gun”), которое “напугало” частный сектор.

Президент уже давно пытается открыть Иран для внешнего мира и привлечь иностранные инвестиции, поскольку в 2015 году он подписал соглашение с мировыми лидерами о свертывании ядерной программы. Однако, действиям Рухани активно сопротивляются сторонники жесткой режимной линии, включая гвардию, которая, по мнению критиков, защищает лишь свои интересы.

После вступления в силу вышеупомянутого соглашения многие санкции были сняты, так как Иран согласился существенно ограничить ядерные разработки.

Мало что есть в открытом доступе о бизнес интересах Революционной Гвардии Ирана. Однако, некоторые компании явно аффилированы с силовым ведомством.

Согласно публикации FT, в число связанных с гвардией корпораций входят Sadra Iran Maritime Industrial Company, производящая нефтяные танкеры и участвующая в нефтегазовых проектах, а также Shahid Rajaee Professional Group, одна из крупнейших строительных компаний Ирана.

Один из консорциумов ведомства, Etemad Mobin Development Company, в 2009 году купил гостелеком Telecom Company of Iran за $7.8 млрд. С гвардией также связаны Ansar Bank и Sepanir Oil and Gas Engineering.

Интересы военного формирования простираются даже до таких областей, как здравоохранение, сельское хозяйство и нефтехимия.

Однако, США сохранили финансовые санкции против Тегерана касательно якобы имеющихся у американских властей данных о поддержке Ираном терроризма. Администрация Трампа (Trump administration) ввела новый пакет санкций в отношении компаний и индивидов, аффилированных с гвардией. Данные меры спугнули иностранных инвесторов, которые опасаются, что могут ненароком оказаться в бизнес-отношениях со связанными с теневой империей силового ведомства организациями.

Поток находящейся в открытом доступе информации о бизнес-интересах элитного подразделения строго ограничен. Сайт экономического отдела гвардии Khatam-ul-Anbia содержит пространные формулировки о сферах, в которых он работает, включая горнодобывающую промышленность, нефтехимию, здравоохранение и сельское хозяйство, но нигде нет упоминания названий конкретных компаний. Некоторые экономисты и бизнесмены оценивают стоимость сети принадлежащих гвардии компаний примерно в $100 млрд.

Силовое ведомство начало активно участвовать в экономике Ирана еще во времена Ирано-Иракская Войны (Iran-Iraq war in the 1980s), когда командиры получали в качестве наград контракты на строительство дорог, дамб и мостов, необходимых для восстановления разрушенной конфликтом страны.

Разрастаться бизнес-интересы гвардии начали при правлении Махмуда Ахмадинежада (Mahmoud Ahmadinejad), популиста и сторонника жесткой линии режима, поскольку силовики “награждались” госпроектами в стратегических секторах экономики, включая нефть и газ. Государственная телекоммуникационная компания Telecom Company of Iran с 2009 года стала дойной коровой гвардии и ее союзников, отмечают политические обозреватели.

Правление Ахмадинежада в период с 2005 по 2013 год было омрачено повсеместными обвинениям в коррупции. Направленные против страны международные санкции при нем многократно усилились, однако приближенные к центрам власти режима получили благодаря этому возможность использовать свои связи для заключения в обход санкций теневых сделок, включая продажу непереработанной нефти, считают аналитики.

Беседовавший с журналистами иранский госчиновник сказал, что пока гвардия подчиняется политике Рухани и свертывает свои экономические интересы.

“Добьется он успеха или нет, Рухани непреклонен и полон решимости подвести гвардейцев под общий зонт экономики и дать им проекты только при соблюдении определенных конкурентных условий”, – сказал госслужащий, -“Экономика страны находится в настолько критическом состоянии, что гвардейцам ничего не остается, как вернуться к выполнению своей основной функции, к военному делу.”

Источник: Asharq Al-Awsat.