Международное обозрение Мнение эксперта

Министр экономического развития ЮАР: Коррупция ежегодно обходится стране в $2.1 млрд

CAPE TOWNSOUTH AFRICA, 05MAY11 - Ebrahim Patel, Minister of Economic Development of South Africa, during the Job Creation session at the World Economic Forum on Africa 2011 held in Cape Town, South Africa, 4-6 May 2011. Source: Eric Miller.

Министр экономического развития ЮАР Эбрахим Патель (Ebrahim Patel) заявил, что коррупция ежегодно обходится ВВП страны в 27 млрд рент (2.1 млрд долларов), а также в 76 тысяч рабочих мест, которые могли бы быть созданы при успешной реализации госпроектов.

Недавно минэкономразвития ЮАР провело исследование с целью количественного измерения ущерба, наносимого государственному сектору коррупцией, основываясь 10% на росте стоимости инфраструктурных проектов, который ведомство считает результатом коррумпированности госучреждений и госслужащих.

В ходе Конференции о Конкурентном законодательстве, Экономике и Политике (Competition Law, Economics and Policy Conference), проводимой Гордонским Институтом Бизнес-Исследований (Gordon Institute of Business Science), Патель рассказал, что преступный сговор увеличивает издержки ведения бизнеса, снижает динамизм и конкурентоспособность, которые необходимы для успешного развития, а также негативно сказывается на росте экономики и способствует увеличению безработицы.

“Культура “разнузданного поглощения” распространяется настолько быстро, что профессиональные стандарты этики, которые являются отличительной чертой функционирующих институтов, находятся под огромным давлением. Существует несколько насущных вопросов, которые необходимо разрешить, в плане коррупции и преступного сговора внутри частных компаний, начиная с аудиторов и заканчивая адвокатами и другими”, – заявил министр.

Всемирный Банк (World Bank) провел исследование конкуренции в ЮАР и пришел к выводу, что, например, на рынках продажи и покупки кукурузы, пшеницы, птицы и фармакологических товаров существуют картели, которые искусственно завышают цены, занижая предложение. Учитывая, что именно эти группы товаров составляют до 15.6% продуктовой корзины самых бедных 10% населения, разобравшись с картелями, можно было бы вытянуть из бедности 200 тысяч человек.

“Есть вещи, которые мы можем сделать, практические вещи, пока идет более общая битва за обеспечение целостности в государственном и частном секторах”, – сказал Патель.

Например, в строительстве семь крупнейших компаний начали фундаментальную трансформацию рынка: три из них уже сейчас продают большую часть акций темнокожим южноафриканцам. Благодаря этой программе, в течение последующих семи лет прибыль от строительства размером в “миллиарды рент” окажется в руках темнокожих южноафриканцев.

Сейчас наступает что-то вроде золотого века конкуренции, когда интересы общества стоят за работой обеспечивающих конкурентоспособность ведомств, и идет повсеместная дискуссия о том, что уже сделано в этом направлении и что еще необходимо сделать.

Интересы общества

“За последние семь лет правительство начало обращать все больше внимания на общественные последствия слияний и поглощений, особенно в плане безработицы, развития малого бизнеса, принадлежности темнокожим южноафриканцам и местного промышленного потенциала”, – сказал Патель.

“Это неудивительно для общества, где так много людей не могут найти работу, где уровень бедности очень высок, а многие граждане чувствуют себя исключенными из экономики, и общий уровень неравенства угрожает социальной стабильности нашей пока еще юной демократии. Это благодатная почва для демагогов, которые предлагают упрощенные решения многим, кто находится в отчаянии”, – добавил министр.

Он подчеркнул, что многие комментаторы, адвокаты и экономисты, признавшие степень серьезности проблем, связанных с безработицей, тем не менее спрашивали его, является ли верным такое ведение конкурентной политики, когда приходится разбираться с безработицей напрямую, уделяя наибольшее внимание интересам общества.

“Двадцать лет назад экономические цели многих стран описывались таким языком, в котором существовали только уровни экономического прогресса, повсеместно бытовало предубеждение, что рост всегда, обычно автоматически, приводит к выигрышу для всего общества”, – отметил Патель.

“Сегодня мы живем в более мудром мире, где уже собрана убедительная доказательная база того, что высокий рост часто способствует усугублению неравенства и социального остракизма, например, молодежи. Сегодня существует широкое понимание необходимости инклюзивного роста”, – подчеркнул министр.

Существует также растущее по всему миру число законодателей, которые понимают ценность хорошо продуманных и прозрачных условий слияний и поглощений, которые будут учитывать интересы общества и способствовать инклюзивному росту.

“В 1994 году, когда только начиналась эпоха демократии, новое правительство идентифицировало высокий уровень экономической концентрации как самый главный вызов. Сегодня, спустя почти 23 года, общественная дискуссия вернулась к этому вопросу”, – заявил Патель.

Производство

На данный момент проводится исследование концентрации производственного сектора и изменению этого соотношения с течением времени. Предварительные результаты свидетельствуют о том, что в 2011 году 13.7% производства были сконцентрированы в руках пяти крупнейших компаний, а к 2014 году этот показатель вырос до 16.2%.

В течение трех лет статистика показывает увеличение долей крупных фирм на 2.5 процентных пункта. Если переводить это в денежный эквивалент, то дополнительные продажи на общую сумму в 54 млрд рент (4.2 млрд долларов) были бы у небольших фирм, если бы количество игроков на рынке осталось неизменным с 2011 по 2014 год.

“Что-то из этого можно объяснить повышением эффективности или другими причинами, которые могут способствовать повышению всеобщего уровня благосостояния. Однако очевидно, что повышенная концентрация ведет к вытеснению небольших фирм, а это говорит об острых проблемах социального равенства. Такие уровни концентрации могут быть экономически необоснованными, поэтому на них следует обратить внимание”, – подчеркнул министр.

Расовая дискриминация

По мнению Пателя, во многих секторах экономики по-прежнему сильны расовые предрассудки, когда речь заходит о владельцах компаний.

“Отказ исторически неравным южноафриканцам в возможности и способности владеть производственными активами должен исчезнуть для получения экономических выгод от конкурентоспособных и развивающихся рынков, на которых все участвуют в экономике”, – сказал министр.

“Из-за подобных структурных особенностей этих рынков происходит падение темпов экономического роста, существуют барьеры для входа новых игроков, уменьшается выбор потребителей, появляются ограничения уровня инноваций и динамизма в экономике, а также нарастает недовольство темнокожих южноафриканцев неспособностью политиков выполнить обещания, закрепленные в Законе о Конкуренции и в конституции”, – подытожил Патель.

Источник: Daily Maverick.