Интервью Международное обозрение Мнение эксперта

Нигерийский министр: “Наш президент неидеален, но свободен от коррупции”

Source: Al Jazeera.

Восьмидесятиоднолетний профессор Там Дэвид-Уэст (Tam David-West) служил министром при двух военных диктаторах Нигерии: в 1984-1985 годах Министром Нефти (Minister of Petroleum Resources) при генерале Мохаммаду Бухари (Muhammadu Buhari) и в 1986 году Министром Горнодобывающей Промышленности, Энергетики и Стали (Mines, Power and Steel) при генерале Ибрагиме Бабангиде (Ibrahim Babangida). Международный Антикоррупционный Портал публикует заключительную часть интервью Дэвида-Уэста.

Вирусолог, который по-прежнему живет в квартире в академгородке Ибаданского университета (University of Ibadan), вспоминает о своих мучениях на службе у Бабангиды, а также о восстановлении страны после военных конфликтов и о своей надежде на светлое будущее в Нигерии.

В чем именно были обвинения в ваш адрес со стороны правительства?

Он (Бабангида) утверждал, что компания, которая была должна Нигерии $157 млн, заплатила мне $100 млн из этих денег и что я потерял $57 млн. Это совершенно не соответствует действительности. Это правда, что компания задолжала $157 млн при правлении администрации Шагари, и Бухари знал об этом. Мы расследовали их деятельность, и они сбежали, когда мы пригласили их приехать на переговоры в Нигерию. Некоторые из тех, кто знал об этой сделке, до сих пор живы. Тогда моим офицером по связям с общественностью был господин Икигве (Ikigwe), который сейчас является королем Юго-востока, он знал об этом, как и многие другие.

Мне удалось получить от них $100 млн, которые были переведены в государственную казну. Те люди боялись приезжать в Нигерию, будучи уверенными в том, что, если они приедут, мы их арестуем и бросим в тюрьму. Когда я пошел к Бухари, чтобы сказать, что, если мы хотим хоть что-то получить от них, нам придется пообещать им, что мы с ними ничего не сделаем, Бухари согласился. Они должны были перевести нам $57 млн, но так этого и не сделали. Мы заплатили $100 млн нигерийскому правительству.

Договоренность между компанией и федеральным правительством была в том, чтобы отдать им их долю в $157 млн. Бабангида не знал этого, потому что соглашение было заключено во время правления Шагари. Они подали на нас в суд в Нью-Джерси, США, и я поехал туда и выиграл дело, и их обязали выплатить Нигерии еще $10 млн.

Бабангида – злобный человек, потому что бросил меня в тюрьму, несмотря на мою искренность по отношению к федеральному правительству. Если бы Бабангида был проницательным человеком, такого никогда бы не произошло. Если бы он потратил время на то, чтобы спросить Бухари, что произошло с теми деньгами, Бухари мог бы рассказать ему всю историю целиком. Компания, о которой мы говорим, финансировала политическую партию Шагари, Национальную Партию Нигерии (National Party of Nigeria), поэтому он им принадлежал. Однако, мы не могли позволить им воровать нашу нефть и обманывать систему при помощи их сомнительной фирмы.

Что бы я сделал с деньгами? Чтобы вы знали, что я – бескорыстный министр, газета Concord написала обо мне хвалебную редакционную колонку. Мои руки абсолютно чисты. Генерал как-то сказал мне, что каждый раз, когда кто-то поднимает тему чашки чая и наручных часов, я должен отвечать, что это – самая ужасная вещь, которую человек может сделать своему ближнему. Теперь, какие наручные часы на Земле могут стоить $57 млн, а? Бабангида – злобный человек. Я оставляю его на волю Божью.

У вас все еще имеются документы, подтверждающие ваши заявления?

Да, у меня есть документы о том, как Нигерийская Национальная Нефтяная Корпорация (NNPC) отчитывалась за денежные траты во время моей министерской службы. Это будет в моей книге, которая скоро выйдет.

Как долго вы пробыли в заключении?

Он отправил меня в тюрьму Кирикири (Kirikiri Prison) на шесть дней и в тюрьму Барма (Barma Prison) – на девять месяцев, но в итоге я выиграл дело.

Как вы выиграли дело?

Я выиграл в Верховном Суде под председательством судьи Кокера (Justice Coker), который сказал, вынося вердикт, следующее: “В этом человеке коррупции нет ни на йоту”. Если бы Бабангида не сделал этого со мной, получил бы я такую положительную характеристику?

В непосредственной администрации мы видели и слышали о том, как тогдашний министр нефти разворовал миллионы долларов. Но я, я сегодня бросаю вызов каждому нигерийцу, включая Бабангиду, выйти и доказать, что Там Дэвид-Уэст был или даже является коррупционером. Обасанджо купил мне наручные часы, такие же подарил тому же Бабангиде и еще одни – покойному Сани Абаче (Sani Abacha). Бабангида забыл? Поэтому Бабангиде нужно очистить свою совесть.

Несмотря на то, что я его простил, я продолжу его раздражать, а он – меня. Мои дети и мои друзья тоже бесятся от Бабангиды, из-за того, что он сделал с нашим родом. Вы не можете деньгами измерять честь рода. Люди, которые коррумпированы, как правило, видят в других коррупционеров. Я не коррумпирован, и я никогда не смогу быть коррумпирован. Бухари, может, и неидеален на 100%, но когда дело касается государственного правления, я отдаю ему свой голос. Он заслуживает доверия, свободен от коррупции, трудолюбив и очень серьезен.

Есть ли у вас по-прежнему доступ к президенту Бухари?

Да, есть. Каждый раз, когда мы встречаемся в Абудже, мы всегда одни в комнате. Мы говорим в режиме строжайшей конфиденциальности.

Как вы боролись с коррупцией в министерствах, которые возглавляли?

Тогда там не было места недисциплинированности и коррупции. Пока Нигерия не победит коррупцию, мы не можем двигаться вперед. Я не пытаюсь самоутвердиться в своей правоте, но я думаю, что любое правительство, которое не может побороть коррупцию, как мы когда-то смогли, – провальное правительство. Любое правительство, которое не может управлять нефтяным сектором Нигерии – провальное правительство. Нелегко справиться с коррупцией в NNPC, потому что это – очень большой экономический сектор.

Когда я был министром, я постоянно находился в приемной. Я ходил на работу семь дней в неделю. Я приезжал в офис, самое позднее, в 7:20 утра.

Были ли у вас проблемы с Бабангидой до того, как он свергнул правительство Бухари?

Да. Он может этого не помнить, но у меня все записано. Когда он распределил меня в Министерство Стали и Горной Добычи (Ministry of Steel and Mines), он думал, что наказывает меня, но он меня облагодетельствовал. Я посетил компанию Ajaokuta Steel, и это было фантастическое место. Они хотели использовать проект, чтобы увеличить государственное финансирование, но я сказал: “Нет, я не могу в этом участвовать”.

Я написал в их “Книге посетителей”, что я не попрошу у правительства дать Ajaokuta больше денег. В ходе одного из наших собраний исполнительного совета Бабангида заявил, что, если у нас был контракт на сумму до 20 млн нигерийских найр ($55 633), то мы не должны приносить его на собрание совета. Он добавил, что мы должны обсудить это предложение в ходе круглого стола, на что я ответил: “Никогда, все контракты должны обсуждаться на встречах совета. Это – деньги Нигерии, а не какого-то человека”.

Возможно, у него есть другие причины, по которым он хотел меня наказать, но вышесказанное, – то, что, я подозреваю, стало основанием [для наказания]. Запротоколировал то, что он сделал, и я не хочу унижать его публикацией этих фактов, но однажды они могут тем или иным образом просочиться на страницы книги. То, что Бабангида сделал со мной, – очень печально. Девять месяцев в тюрьме Барма? Ужасное место! Даже Эмнести Интернэшнл (Amnesty International) заявила: “Нигерийский министр нефти заключен под стражу, хотя не сделал ничего плохого”.

Если бы вы были объективным аналитиком, а не другом президента, как бы вы оценили правительство Бухари?

Я бы рассказал о Нигерии, и не как его друг. Я не доволен экономической ситуацией в стране. Эта земля видит множество страданий. Бухари не является инициатором этих страданий, они стали результатом плохого управления, происходившего до его прихода к власти в качестве президента. Теперь, когда он пришел к власти, он должен вернуть все в нормальное состояние, потому что правительство – это постоянная работа.

Мы должны говорить нашим лидерам, что они совершают неправомерные поступки. Сейчас многие губернаторы штатов не могут выплатить зарплаты, и причина этого в том, что при правлении Гудлака Эбеле Джонатана (Jonathan Goodluck) всем раздавали деньги просто так. Мы слышали историю о бывшем управляющем директоре группы в NNPC, который закопал на своем участке сотни тысяч долларов. Никто не может себе такого позволить с Бухари. Люди в правительстве начинают использовать служебное положение, когда они видят слабость руководства. Если они знают, что руководство – серьезное, они даже не станут пробовать заниматься подобными глупостями. Те, кто работали с Бабангидой и Джонатаном, могли безнаказанно заниматься коррупцией. Они знали, что их лидеры тоже были коррумпированными.

Бухари нужно многое сделать для того, чтобы обеспечить восстановление экономики. Я не доволен экономической ситуацией. Как я могу быть доволен, когда многие штаты не в состоянии выплачивать зарплаты своим рабочим? Губернаторы тоже должны проводить внутренние проверки. Как они воспользовались деньгами для выкупа, которые были им переданы?

В чем вы видите главные препятствия на пути успешного правления администрации Бухари?

Даже до того, как об этом вскричала его жена, я уже успел вскричать о том, что некоторые из тех, кто с ним работает, погубят его. Что некоторые из его помощников – коррумпированы, не означает, что сам Бухари – коррумпирован, но я хочу снова посоветовать ему, что когда коррупционеры будут идентифицированы, они должны быть наказаны. Он должен полностью избавиться от подобных людей.

Как правительство может остановить рост этнического напряжения в стране?

По мне, единственный способ остановить это – не браться за оружие. Мы должны найти площадку для дискуссии. Все агитаторы не могут быть сумасшедшими. У них должны быть причины для занятия агитацией. Правительство не должно видеть в них врагов. Оно должно призвать их собраться и начать с ними диалог. Оно должно призвать их старейшин из различных сообществ, их парней и поговорить с ними. На кону – Нигерия, которая не может быть уничтожена в угоду нашим личным обидам.

Когда я был министром нефти, я сказал боевикам из Дельты Нигера (Niger Delta militants), что я знаю о природе их проблем и я чувствую их боль. Однако, я также предупредил их, что мы не можем разобраться с этим, взрывая нефтяные скважины, потому что как только они взорвут нефтяные скважины, денег снова не будет. Поэтому, единственными способами разобраться с агитацией являются диалог и искренность целей. К сожалению, некоторые лидеры только подогревают агитационные настроения, потому что они на этом наживаются.

Что, на ваш взгляд, должно сделать правительство по поводу рекомендательного отчета 2014 года?

Они устроили бурю в стакане из этого; нет ничего примечательного в этом документе, ничего такого, чего не было сказано до этого момента. Нам не нужно никаких новых рекомендаций. Все, что должен сделать президент – создать комитет из тех, кому он доверяет. Позволить им пойти в архивы и принести все рекомендации, которые были сделаны для развития Нигерии, и начать по ним работу.

Мое недовольство последним отчетом в том, что они говорят об огромных ресурсах, затраченных на его создание. Как вы можете говорить, что хотите сделать что-то для Нигерии, если вы собираете миллионы найр? Одно это дисквалифицирует их всех, согласно их собственному отчету. Я был среди тех 50 человек, которые писали черновой вариант Конституции 1979 года (1979 Constitution), и нам не заплатили и кобо (цента). Вообще-то, людям, писавшим последний рекомендательный отчет, должно быть стыдно. Как вы можете получать миллионы за то, что говорите о своей стране? Мы даже слышали, что они жаловались на качество еды, которую им подавали, утверждая, что порции были слишком маленькими.

Поэтому, в том документе нет ничего особенного, чего не было сказано ранее. Мы в Нигерии любим гламуризацию. Они говорят о внедрении того отчета, как будто этого достаточно для решение всех наших проблем в Нигерии. Наши проблемы могут быть решены только тогда, когда мы начнем серьезно к ним относиться. Пока мы ко всему относимся несерьезно.

Как бывший министр нефтяных ресурсов, что вы думаете о Билле о Нефтяной Промышленности (Petroleum Industry Bill)?

Если они его примут, большинство нефтяных компаний покинут Нигерию. Когда они впервые представили этот законопроект, мой друг прислал мне черновой вариант. Первое глава имела заголовок из 40 слов, которые были совершенно не связаны друг с другом. Я сказал, что билль, название которого насчитывает 40 слов, не может быть серьезным законопроектом. Вообще-то я собирался написать на него рецензию, но потом отложил это дело.

Если вы внимательно его прочтете, то там есть определенные инициативы, которые направлены на оказание особой поддержки определенным людям. Этот проект наделяет министра нефти таким количеством полномочий.

Нефтяным компаниям придется платить больше налогов. У нас есть Институт Нефти (Petroleum Institute) в Эфунруме (Efunrum) в штате Дельта (Delta State), который не получал соответствующего финансирования, а билль предполагает создание еще одного в Кадуне (Kaduna) в штате Кадуна. Нам, как нации, это не сулит ничего хорошего.

Что вы думаете о реструктуризации?

Что это еще одна муха, из которой нигерийцы сделали слона. Если вы проведете опрос 10 нигерийцев о реструктуризации, они дадут вам абсолютно разные определения понятия. Некоторые люди сбиты с толку вопросом реструктуризации и деволюции (передачи) власти.

Я верю в реструктуризацию, потому что то, что вы имеете сегодня, может измениться за последующие 10 лет, и это означает, что вам необходимо найти способ вновь все поправить. Даже Бог занимался реструктуризацией. Теория Дарвина об эволюции организмов является хорошим примером Божьей реструктуризации. Бог создал определенных животных в конкретный временной период, и когда изменился климат, они не смогли выжить, и Он тогда прогнал их и привел других животных, которые смогли выжить. Вот вам реструктуризация по Богу. Бог, который создал нас, занимался реструктуризацией, так кто мы такие, чтобы не заниматься реструктуризацией?

Но мои претензии к реструктуризации состоят в том, что большинство ее сторонников – бесчестные. Мы должны видеть единство в различии, как завещал Абубакар Тафава Балева (Tafawa Balewa). Нигерия – великая страна. У Бога есть основания свести нас вместе. Так давайте соберемся и придумаем выход из сложившейся ситуации. Конечно же, есть некоторые эгоистичные политики, которые прячутся за поддержкой сепаратизма и собственных незаконно добытых богатств. Некоторые люди даже считают, что некоторые части страны являются паразитами. Однако, по правде говоря, ни одна часть страны не является паразитом.

Есть ли Нигерии на что надеяться? 

Нигерии есть на что надеяться. Однако, надежда никогда не приходит случайно; мы должны работать ради ее появления. Если мы ожидаем, что надежда свалится на нас, как манна небесная, то мы зря теряем время. Мы должны определить, чего мы хотим, согласиться с этим и всей страной работать над достижением этого.

Источник: Daily Trust.