Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Расследование: Катарский борец с коррупцией и его несметные богатства

Qatari Attorney General Ali Bin Fetais Al-Marri
Source: guardian.ng.

Генеральный прокурор Катáра (Qatar) Али Бин Фетаис Аль-Марри (Ali Bin Fetais Al-Marri) очень активно сражается с коррупцией, вручая награды, летая по всему миру и занимая руководящие посты во многих антикоррупционных ведомствах. Однако, французское журналистское расследование показало, что “мистер Антикоррупция” далеко не так чист, как кажется.

8 декабря прошлого года во Дворце Наций (Palais des Nations), который расположен в швейцарской столице Жене́ве (Geneva) прошла церемония вручения наград за борьбу с коррупцией. Доктор Али Бин Фетаис Аль-Марри, генпрокурор Катар, раздавал премии видным деятелям из Китая, США, Иорда́нии (Jordan) и Италии.

В тот же день пятидесятитрёхлетний франкоговорящий обладатель шикарных усов официально вступил в должность председателя Центра Антикоррупционной Борьбы и Верховенства Закона (Rule of Law and Anti-Corruption Center (ROLACC)), призванного искоренять “коррупцию во всех её проявлениях”. В марте 2017 года ROLACC открыла офис в городке Ле-Гран-Саконне (Grand-Saconnex), расположенном в женевском округе. Генеральным секретарём нового ведомства стал тридцатидвухлетний студент Сорбо́нны (Sorbonne) и брат генпрокурора Катара Абдулмехсен Хамад Фетаис (Abdulmehsen Hamad Fetais).

На церемонии вручения антикоррупционных наград присутствовали генеральный директор ООН в Женеве Михаэль Мюллер (Michael Moeller), президент Городского Совета Женевы (State Council of Geneva) Франсуа Лоншамп (François Longchamp) и мэр швейцарского города Кальвин (Calvin) Реми Пагани (Rémy Pagani). Чиновники явно были довольны, ведь ранее До́ха (Doha) выписала чек на 18 млн евро на реставрацию женевского здания ООН. Мероприятие было также особо отмечено Управлением ООН по Наркотикам и Преступности (United Nations Office on Drugs and Crime).

Однако, швейцарская ежедневная газета Le Temps спросила у катарского генпрокурора, не является ли всё вышеописанное великолепие попыткой отвлечь мировую общественность от коррупционного скандала вокруг ЧМ 2022 (2022 World Cup). Тем временем, посвящённый Катару сайт Worldnewsmedias.com в выпуске новостей от 9 декабря 2017 года вообще в открытую заявил, что церемония всего лишь “попытка так или иначе стереть, при помощи магии пиара, клеймо коррупции, которое теперь неразрывно связано с присуждением Катару” титула страны-хозяйки ЧМ 2022.

Вне всяких подозрений

Генеральный прокурор Катара, обладающий титулом министра, является фигурой вне подозрений, ведь он занимает пост президента Международной Ассоциации Антикоррупционных Ведомств (International Association of Anti-Corruption Authorities (IAACA)). В 1997 году Али Бин Фетаис Аль-Марри получил докторскую степень в области права в Сорбонне, после чего начал активно участвовать в ведении переговоров между Парижем и Дохой.

В какой-то момент Хранитель Печатей летал из богатого нефтяного эмирата во Францию и обратно по несколько раз в месяц. Ходили слухи, что Фетаис Аль-Марри является отцом дочери французского политика Рашиды Дати (Rachida Dati) Зохры (Zohra), однако никакого подтверждения они не получили. Однако, всем известно, что Рашида определила свою сестру Нажат Дати (Najat Dati), “про которую неизвестно, является ли она прокурором”, работать в подчинении у Фетаиса. Тем не менее, сам генпрокурор Катара честно поднялся по карьерной лестнице: он происходит из племени Бедуи́нов (Bedouin tribe), представители которого крайне редко могут рассчитывать на позиции выше, чем некоторые армейские посты.

В своей книге “Маленький Катар: Тот друг, который хочет нам навредить” (Le Vilain Petit Qatar: Cet ami qui nous veut du mal) журналисты Николя Бё (Nicolas Beau) и Жак-Мари Бурже (Jacques-Marie Bourget) утверждают, что катарский генпрокурор – всего лишь марионетка в руках правительства эмирата: “По приказу дворцов Дохи он преследует тех, кто мешает, привлекая их к ответственности за коррупцию, что особого труда не составляет”. Однако, на встречах в Париже и Женеве Али Бин Фетаис Аль-Марри утверждает, что стоит на страже разделения исполнительной и судебной властей.

Апартаменты за 9.6 млн евро

Поскольку генпрокурор Катара происходит из бедного племени, трудно представить, как основатель Центра Антикоррупционной Борьбы и Верховенства Закона смог приобрести трёхэтажный особняк по адресу Авеню д’Иена (Avenue d’Iéna), 86, от которого рукой подать до парижской Триумфальной Арки (Arc de Triomphe). В октябре 2013 года здание купило агентство недвижимости IENA 86, заплатив 9.6 млн евро. Уставной капитал агентства состоит из 100 акций, 98 из которых принадлежат Али Бен Фетаису Аль-Марри, а оставшиеся две поделены между его сыновьями: Хамадом Али (Hamad Ali), 2002 года рождения, и Тамимом Али (Tameem Ali), 2013 года рождения.

“Вопреки расхожему мнению, зарплаты катарских госслужащих вовсе не огромные. Они редко превышают $12 тыс в месяц. Скорее всего, у генерального прокурора зарплата чуть повыше, ему предоставляют дом, казённый автомобиль, водителя”, – говорит французский журналист Эммануэль Разави (Emmanuel Razavi), который несколько лет прожил в нефтяном эмирате. В 2017 году вышла книга Разави под названием “Катар, Запрещённые Истины” (Qatar, vérités interdites). Французский журнал Le Point (Le Point) дважды спрашивал доктора Али Бин Фетаиса Аль-Марри, откуда у него деньги на такие роскошные приобретения, однако генпрокурор Катара отказался отвечать. Брат Фетаиса Абдулмехсен Хамад, занимающий пост генсека ROLACC, просто не ответил на звонок журналистов другого французского издания.

“Племенное мышление”

Даже если генеральный прокурор Катара сможет объяснить происхождение доходов, на которые был куплен парижский трёхэтажный особняк, у акул пера всё равно останутся вопросы. Например, касательно созданной 26 октября 2015 года в Женеве компании GSG Immobilier SA. Основателями структуры являются Али Бин Фетаис Аль-Марри, которому принадлежат 99 тыс акций, и госпожа Маха Али М. А. Фетаис (Mrs Maha Ali M. A. Fetais), проживающая в Дохе студентка, которой досталась оставшаяся 1000 акций.

Судя по всему, глава катарской генпрокуратуры доверяет только членам своей семьи, но интересно другое: в декларации о доходах, поданной при создании GSG Immobilier SA, доктор Фетаис заявил, что проживает в швейцарском муниципалитете Колоньи (Cologny), расположенном в женевском округе.

10 ноября 2015 года, через две недели после основания, GSG Immobilier SA купила объект недвижимости, расположенный по адресу дорога де Ферней (route de Ferney), 221, Ле-Гран-Саконне, заплатив 3.69 млн швейцарских франков или 3.321 млн евро. Таким образом, получается, что здание женевского Центра Антикоррупционной Борьбы и Верховенства Закона принадлежит его председателю.

Что же касается задекларированного Али Бин Фетаисом Аль-Марри при создании GSG Immobilier SA места жительства, то всё верно: 26 августа 2013 года он приобрёл особняк в местечке chemin de Bonnevaux в городке Колоньи. Расположенное на берегу озера Леман (Lake Geneva) поместье обошлось катарскому генпрокурору в 7.05 млн швейцарских франков или 6.345 млн евро.

“Это, увы, племенное мышление”, – констатирует журналист Эммануэль Разави, – “Представитель племени всегда назначает членов своей семьи [на подконтрольные ему посты], включая государственную службу”.

Безотносительно того, какой логикой руководствуется Али Бин Фетаис Аль-Марри, почему ни у кого из швейцарских, французских и катарских правоохранителей не возникает вопросов? Мало того, что штаб-квартира катарского антикоррупционного ведомства почему-то располагается за пределами эмирата, но как может тот, кто явно погряз в непотизме и конфликтах интересов, указывать остальному миру, как нужно бороться с коррупцией?

Источник: Khaleej Times.