Новости Международное обозрение

Акционера «Юлмарта» Дмитрия Костыгина отпустили под залог

Источник фото: moscow-post.com

Дмитрий Костыгин  и его многочисленная группа поддержи аплодисментами встретили решение Cмольнинского районного суда Петербурга. Бизнесмену изменили домашний арест на залог в 25 миллионов рублей. Деньги за свободу Костыгина нужно внести до 15 ноября. 

Начиналось заседание менее позитивно для Дмитрия Костыгина. Свою позицию озвучила старший помощник прокурора Центрального района Петербурга. Сторона обвинения была уверена, что выпустить из-под домашнего ареста Костыгина нельзя, и применить более мягкую меру пресечения невозможно. Дескать, фигурант располагает значительными денежными средствами на российских и зарубежных счетах. У Костыгина, его супруги и четверых из пяти детей есть второе гражданство. А, значит, обвиняемый в мошенничестве в особо крупном размере может покинуть страну. Кроме этого, прокуратура считает, что совладелец «Юлмарта» может оказать давление на свидетелей. Представитель ПАО «Сбербанк», признанного потерпевшей стороной, поддержала ходатайство прокуратуры.

Дмитрий Костыгин с продлением домашнего ареста категорически не согласился.

«Ни состава, ни вины нет. Нет никакого смысла продолжать меня ограничивать в передвижении и коммуникации. Просьба отклонить ходатайство прокуратуры»,- отметил обвиняемый бизнесмен.

Адвокаты Костыгина предоставили суду куда более веские причины изменить для доверителя меру пресечения. Напомнили судье Анжелике Морозовой о том, что следствие по основному уголовному делу завершено, обвинение предъявлено, и следствие передало материалы в прокуратуру. Нахождение человека под домашним арестом сроком более полугода должно быть обосновано, например, сложностью расследования. Однако, прокуратура такого документа не предоставила. Письмо от полномочного представителя Президента по правам человека с просьбой проверить обоснованность применения домашнего ареста к Костыгину – ещё один документ, который лёг на стол судьи.

Судья Анжелика Морозова посчитала, что нахождение под домашним арестом Костыгина -чрезмерно жёсткая мера пресечения, и изменила её на залог в беспрецедентном для северной столицы размере – 25 миллионов рублей. Ранее был установлен максимум в 10 миллионов рублей.

«Эта победа, пусть и промежуточная. Мы видим торжество правосудия и конструктивный подход государства и судебной системы. Избранная мера пресечения наиболее адекватна сложившейся ситуации. Дмитрий теперь не связан условиями домашнего ареста и приложит все силы для разрешения конфликтной ситуации в «Юлмарте», в том числе, и в вопросах взаимоотношения компании с кредиторами. Мы надеемся, что такую позицию займут все акционеры интернет-ретейлера, в том числе Михаил Васинкевич и его руководители из А1», – отметил представитель предпринимателя.

Ранее Международный антикоррупционный портал восстановил хронологию событий: как конфликт акционеров продолжился уголовным делом.

Конфликт акционеров

“Юлмарт” был основан петербургским предпринимателем Алексеем Никитиным. В 2010 году Никитин продал 50% компании Михаилу Васинкевичу. В 2011 году партнеры нашли стратегических инвесторов — Дмитрия Костыгина и Августа МейераДолгое время эта сеть была крупнейшим российским интернет-магазином. Однако в 2015 году у компании начались проблемы с финансированием, а в 2016 году она уступила пальму первенства Wildberries. В конце 2015 года Мейер и Костыгин решили инвестировать денежные средства в развитие компании. Васинкевич, напротив, потребовал прекратить финансовые вливания. Кроме того, он обратился в “Альфа-Групп“, желая для усиления своих позиций нанять их юридический “отряд специального назначения” под названием “А1”.

Источник фото: Dp.ru

В итоге юристы “А1” заняли место представителей Васинкевича в совете директоров и наложили вето на все решения, в том числе на предложения Костыгина и Мейера по выбору нового генерального директора. Прежний директор, Сергей Федоринов, покинул компанию за несколько месяцев до этого. Михаил Васинкевич также подал иск в Лондонский международный арбитражный суд (LCIA). Суть иска – “понуждение” к выкупу акций компании к ее основным владельцам Дмитрию Костыгину и Августу Мейеру по определенной и явно завышенной цене (позднее в этом действии проявятся очевидные признаки greenmail).

Васинкевич также решил использовать для атаки на «несговорчивого» акционера компании судебный рычаг в России: была использована история с кредитом в 1 млрд рублей, полученным “Юлмартом” у Сбербанка.  14 июля 2017 года Главным следственным управлением СК по Санкт-Петербургу было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159.1 УК РФ (Мошенничество в сфере кредитования, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере) против одного из акционеров Дмитрия Костыгина. Дмитрий Костыгин был помещен под стражу в октябре 2017 года. В феврале 2018 года его освободили из-под домашнего ареста, но позже следствие снова обратилось с ходатайством о домашнем аресте бизнесмена, и суд его удовлетворил.

Как полагает следствие, при заключении кредитного договора с банком предприниматель предоставил заведомо ложные сведения о финансовом состоянии компании, не сообщив о наличии просроченных обязательств перед другими кредиторами, а кредитными средствами «распорядился по собственному усмотрению».

Адвокаты самого Костыгина рассказывают, что в Сбербанк при получении кредита компанией были предоставлены сведения о финансовом состоянии «Юлмарта», в том числе сведения, характеризующие финансово-хозяйственное состояние группы компаний. Их достоверность установлена и подтверждена решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 31 августа 2017 года. А подозрение о его причастности к преступлению основано лишь на показаниях двух свидетелей, сообщивших следователю свои предположения, один из которых Михаил Васинкевич, имеющий личную заинтересованность в оказании давления на Костыгина. А «распорядиться кредитными средствами по собственному усмотрению» в принципе не представляется возможным в условиях, когда каждая платежка рассматривается «под лупой» и сверяется с соответствующим реестром получателей платежей, который в обязательном порядке согласовывается с банком.