Международное обозрение Мнение эксперта

Антикоррупционный госорган Афганистана: министерство образования насквозь коррумпировано

20011013-GULBAHAR, AFGHANISTAN: Afghan children listen a lesson at a school in Gulbahar, some 30 km from Kabul, 13 October 2001. US warplanes and missiles bombarded Afghan airbases and military camps on Saturday, 13 october 2001, but frustrated opposition forces claimed Washington was not targeting frontline Taliban positions. Source: Sergei Ilnitsky.

Афганский Независимый Объединенный Комитет по Мониторингу и Оценке Коррупции (Independent Joint Anti-Corruption Monitoring and Evaluation Committee или MEC) выяснил, что за последние 15 лет министерство образования (Ministry of Education) стало насквозь коррумпированным: 75% выпускников программ подготовки учителей не могут найти работу из-за взяточничества госчиновников.

Отчет показывает, что коррупция прослеживается в процессе назначения учителей, закупки учебников, выплаты зарплат преподавателям, обеспечении образовательных учреждений необходимыми товарами, а также прохождении программ борьбы с безграмотностью.

Отчет MEC показывает, что у минобразования очень серьезные проблемы, и их нужно срочно решать.

“Ученик из города Балх (Balkh) хотел сменить одну школу на другую, а его учитель и директор потребовали взятку за обработку его рекомендательного письма”, – сообщил член MEC Джавед Нурани (Jawed Noorani).

Антикоррупционный госорган провел аудит министерства по просьбе бывшего министра образования Ассадулла Балки (Assadullah Hanif Balkhi) в 2016 году.

В рамках аудита MEC провел 388 индивидуальных и 160 групповых интервью с преподавателями, директорами, завучами, студентами, родителями, членами школьного совета, частными и международными организациями в Кабуле (Kabul), Бадахшане (Badakhshan), Балхе, Фарьябе (Faryab), Газни (Ghazni), Герате (Herat), Хосте (Khost), Бамиане (Bamyan), Панджшере (Panjshir) и Нангархаре (Nangarhar). Мужчины составили 75% опрошенных.

Коррупция в минобразования

Согласно результатам исследования антикоррупционеров, самыми проблемными сферами оказались дистрибуция школьных сертификатов, строительство школ и распространение учебников. Именно здесь чаще всего встречаются взяточничество и другие формы коррупции.

Кроме того, ведомство выявило отдельный вид коррупции под названием “неправильный ввод данных”. Такое преступление подразумевает под собой различные виды  фальсификации образовательного бюджета, статистики успеваемости, отчетов о найме и переводе учителей, данных лицензий, отчетов о распределении зарплат и пособий, данных о выбранных для учителей тренингах, содержания экзаменов, оценок, отчетов о распределении книг и данных о выпускниках.

Коррупция также затронула сферу школьного строительства и инфраструктурных контрактов и комиссии, занимающихся бюджетированием и изменениями различных административных систем. Спектр экономических преступлений включает в себя отклонения в общем бюджете, в бюджетах проектов, отклонения в данных об активах министерства, дача взяток наблюдателям, отсутствия мер по увеличению посещаемости, дача взяток учителям в обмен на оценки, использование школ для личных нужд, а также отклонения в школьных бюджетах.

Школы переплачивают за продукты питания и униформу, реконструкцию, контракты на обслуживание, а ученики платят за поступление, оценки, доступ к результатам экзаменов, дипломы об окончании, доступ к экзаменационным материалам. Помимо этого, учителя требуют взятки за прогул уроков, повторную сдачу экзаменов и заставляют студентов оплачивать персональные занятия. Некоторые преподаватели заставляют учеников бесплатно работать и даже удовлетворять их различные сексуальные потребности, сообщил MEC.

Все респонденты отметили возможную коррумпированность отдела кадров, финансового отдела, департамента контроля и наблюдения, административного отдела, департамента сбора и проверки статистических данных, а также департамента наращивания мощностей и проверки подотчетности провинций, администраций, школ, учителей и частных школ. Потенциально коррумпированными назвали жертвователей, политиков и всех участников процесса получения образования.

Назначение учителей

Одной из самых часто встречающихся форм административной коррупции оказалось назначение учителей: вместо квалификации и таланта преподавателей оценивают с точки зрения связей, платежеспособности и статуса внутри системы.

Сотни выпускников программ Институтов Подготовки Учителей (Teacher Training Institutes) подтвердили, что платили взятки за прием на работу. Чтобы устроиться в школу необходимо заплатить от $800 до $1000. Наличие непрофессионалов в учебном заведении негативно сказалось на доверии общественности системе образования.

Один чиновник так прокомментировал ситуацию: “Процесс найма учителей насквозь коррумпирован. За то время, пока я работал в министерстве, отдел кадров не устроил ни одного квалифицированного преподавателя. Эти люди получали работу, потому что имели связи с высокопоставленными госслужащими. У меня не было выбора, кроме как принять коррупцию и быть частью коррумпированной системы”.

Министерство образования стало самым многочисленным общественным институтом: в нем работает 262 тысячи человек, что составляет 68% от всех госчиновников.

Кроме того, отчет антикоррупционеров показал, что гендерная принадлежность полностью игнорируется в некоторых округах.

Один из родителей, принявших участие в опросе, заявил, что присутствие непрофессиональных учителей является самой серьезной угрозой будущему Афганистана. По его мнению, непрофессиональные учителя хуже террористов смертников.

Шокирующее противоречие статистике

Если верить статистике, собранной Системой Управления Информации Министерства Образования (MoE’s Information Management System или IMS), то в Афганистане функционирует примерно 16 тысяч школ, в которых учатся 9.2 млн учеников.

Однако Независимый Объединенный Комитет по Мониторингу и Оценке Коррупции выяснил следующее: “Подтвердить эти цифры не представляется возможным по ряду причин; потому что многие студенты перестают посещать школы…Тем временем, происходят изменения в количестве учеников, поскольку их исключают из школ после двух лет прогулов. Их количество оценивается в 20% от всех учеников в стране. Результаты, полученные MEC, свидетельствуют о том, что на данный момент не существует согласованности и единообразия информации касательно количества учителей и учеников в различных департаментах разных провинций.”

Например, говорится в отчете, IMS сообщила, что количество зарегистрированных “в провинции” студентов составляло 726 266 в 2015 году, однако статистический отдел Департамента Регистрации и Выплат того же министерства подал данные о 723 497 учениках.

В той же провинции число учителей составило 14 413, согласно данным Департамента Регистрации и Выплат, но Департамент Финансов сообщил о 14 109 преподавателях, а Департамент Образования – о 14 260. “Кроме того, преподавательские должности, которые были объявлены вакантными в 2011 году, по-прежнему таковыми и остаются”, – написали антикоррупционеры.

Отчет MEC показал, что сейчас число реальных учеников снизилось до 8 млн.

“Точные данные о количестве поступивших в школы являются жизненно важными для образовательного планирования. За последнее десятилетие министерство образования тесно сотрудничало со Всемирным банком (World Bank) и другими партнерами по развитию (DPs), что позволило добиться успеха в организации функциональной EMIS (Education Management Information System – Система Управления Информацией в сфере Образования), однако по-прежнему остаются сомнения в реальности показателей”, – сообщил источник из образовательной среды.

Действительно, результаты анализа антикоррупционеров отличаются от статистики EMIS, если говорить о совокупном количестве поступивших в школы за последние несколько лет.

Например, в 2013 и 2014 годах комитет насчитал на 2% больше учеников, чем EMIS, но на 2% меньше – в 2015 году.

Однако, статистические погрешности сильно разнятся от школе к школе. Например, количество учеников, поступивших в прошлом году в среднюю школу в Балке (Khulm Mullah High School), которое получили борцы с коррупцией превосходит показатели EMIS на 70%, а число новых студентов средней школы в Фарьябе (Tatar Khana High School) в 2016 году, о котором сообщила EMIS меньше реального на 100%.

Что же касается посещаемости, что в период с 2013 по 2016 год EMIS завышала показатели в среднем на 23%.

Например, полученные антикоррупционным ведомством данные посещаемости школы для девочек в Кабуле (Guldara Girls School) за 2016 год ничем не отличаются от EMIS, но прошлогодняя посещаемость другой школы для девоче в Герате (Amir Ali Sher Nawayee Girls School) оказалась на 81% ниже, чем зарегистрировано в EMIS.

Воображаемые студенты

Ученики, их родители и родственники рассказали комитету о продаже школьных сертификатов студентам, проживающим за границей, что является лишь одним примером феномена “ученика-призрака”.

“Это студенты, которые формально числятся в школе, но не посещают занятий – считается, что некоторые даже не проживают в Афганистане. В таких случаях ученики (или их семьи) платят за то, чтобы их данные оставались в реестре школы вне зависимости от посещения занятий”, – говорится в отчете.

Независимый Объединенный Комитет по Мониторингу и Оценке Коррупции также обнаружил “школы-призраки”, которые выдают сертификаты. Получается, что за деньги можно получить оценки, сдать экзамены и выпуститься из школы, которой не существует.

Коррупция в закупках и проектах

Согласно результатам исследования, “уже более 15 лет одна книгопечатная компания под названием Bahir занимается выпуском учебников. Миллионы афгани были выплачены этой компании, но во многих школах учебников не хватает. Bahir и два его субподрядчика в Индии и Малайзии напечатали только половину необходимых книг и поделили оставшиеся деньги между собой.”

Источник сообщил, что генеральные партнеры по госзакупкам учебников, вроде Агентства США по международному развитию (USAID) и Датского Агентства по Международному Развитию (Danish International Development Agency), сумели разработать стратегию усовершенствования процедуры закупок и снижения уровня коррупции. Однако, начались проблемы.

Глава центра подготовки учителей рассказал, что поделился инициативой, написав прошение во Всемирный Банк о предоставлении требований к центрам подготовки учителей, а также сообщил об этой инициативе в соответствующие госорганы, однако Департамент Провинциального Образования заявил о готовности выделить ссуду в 300 тысяч афгани, что никак не соответствовало предложенной процедуре закупок.

“Мы перечислили все, в чем мы нуждаемся, и подали прошение, совокупная стоимость составила $ 48 тыс…В ответ мы получили оборудование на 300 тыс афгани ($ 4393), которого мы не просили”, – сказал он, – “В то же время, они посчитали стоимость каждой вещи в два раза больше, чем реальная, например, баллон с газом, который можно купить за 500 афгани, они начислили за него 3000 афгани; они также предоставили мотоцикл, реальная стоимость которого 48 тыс афгани, но потребовали 95 тыс афгани. Остальное пошло в карманы высокопоставленных провинциальных госчиновников”.

С другой стороны, не существует ограничений в плане проектов, которые департамент госзакупок минобразования может доверить одной компании.

К примеру, в провинции Бамиан 62 проекты были выполнены одним подрядчиком, который обанкротился и не сможет ничего завершить.

Множество других компаний не смогли завершить работы по предыдущим проектам, но по-прежнему получают контракты от отдела госзакупок минобразования.

Согласно результатам анализа комитета, за прошедшие 13 лет 80% контрактов и тендеров были коррумпированными. Респонденты подтвердили эту информацию.

Отсутствие учителей и взяточничество

Отчет показал, что по всей стране распространена практика прогула занятий не только учениками, но и учителями.

“Каждый четверг большинство преподавателей отправляет в школу уведомления об отгуле и вместо того, чтобы вести уроки, занимается своими собственными делами”, – сообщил один из родителей.

Иногда учителя присылают кого-то вести занятия вне зависимости от способности этого человека к преподаванию.

Кроме того, учителя берут с учеников деньги и предоставляют доступ к экзаменационным материалам или ставят им высокие оценки.

Один из интервьюируемых сообщил, что “телесные наказания по-прежнему практикуются в школах”. Он добавил, что “некоторые учителя просят учеников заниматься их домашними делами в обмен на более высокие результаты экзаменов”.

Согласно полученным антикоррупционерами данным, в большинстве провинций размер взятки учителю колеблется от 500 до 1000 афгани (от $ 7.32 до $ 14.64 ).

Качество образования

Респонденты считают, что современная афганская система технического и профессионального образования не соответствует требованиям 40% трудоспособного населения, которые либо не могут найти работу, либо работают на полставки.

Высокопоставленный сотрудник Института Кооперации и Развития заявил, что “система формального технического и профессионального образования имеет множество недостатков: в нее не попадают те, на кого нацелено это образование; около 85% учителей не обладают нужной квалификацией; и, в конце концов, в каждом аспекте системы присутствуют злоупотребления”.

Считается, что в последнее время министерство образования начало предпринимать шаги для решения вышеупомянутых вопросов.

Результаты анализа Независимого Объединенного Комитета по Мониторингу и Оценке Коррупции показывают, что покрыть весь объем образовательного минимума не представляется возможным, поскольку большой объем информации распределен на сравнительно небольшое количество дней.

Соответственно, в рапортах об успешно пройденном материале присутствуют коррупция и фальсификация.

Интервью с шестиклассниками показали, что учителя выбирают состав урока на свой собственный вкус, а впоследствии обеспечивают соответствие экзаменационных вопросов выбранным им предметам.

В подобных условиях система находится в зачаточном состоянии, поэтому ежегодному экзамену уделяется мало внимания, хотя он должен быть приоритетным.

В итоге, большинство экзаменационных сессий не соответствуют закрепленным на законодательном уровне требованиям, что делает невозможным мониторинг усвоения материала.

Учительницы, харрасмент и гендерные проблемы

Отчет антикоррупционеров гласит, что “студентки школ и женщины в центрах грамотности, учительницы, образовательные директрисы и директрисы школ для девочек сталкиваются с высоким уровнем сексуального домогательства”.

Кроме того: “комитет столкнулся с несколькими случаями принуждения студентов (старших классов и центров грамотности) к вступлению в сексуальные отношения в обмен на более высокие оценки на экзаменах, в других случаях, учительниц заставляли заниматься сексом в обмен на продвижение по карьерной лестнице, иногда их даже заставляли вступить в брак”.

MEC удалось составить дела о сексуальных домогательствах в отношении девочек и женщин в центрах подготовки учителей, в школах или местах работы.

“Сексуальное домогательство на месте работы в обмен на школьные сертификаты или продвижение по карьерной лестнице, и так далее, очень распространено и считается, что даже больше, чем взяточничество”, – говорится в отчет антикоррупционеров.

Кроме того, невозможно с точностью определить гендерную принадлежность примерно 215 тыс студентов.

Однако, некоторые данные показывают, что 20% учителей в Афганистане – женщины.

“Если сравнивать с другими странами в регионе, то в Иране 60% учителей – женщины. Даже перечисленные Всемирным Банком миллиарды долларов, которые должны были пойти на гранты для девочек из провинций, чтобы они могли поступить в школы, а также на расширение доступа женщин к образованию и трудоустройству; по-прежнему существует множество проблем и слабых мест”, – говорится в отчете.

Комитет считает, что отсутствие учительниц лишает огромное количество девочек возможности посещать школу в огромном количестве регионов страны.

Предложения и Решения

В отчете Независимого Объединенного Комитета по Мониторингу и Оценке Коррупции содержится несколько рекомендаций: увеличить роль местных ведомств при найме учителей и создать независимый орган, который будет следить за качеством услуг, предоставляемых минобразования. Кроме того, антикоррупционеры предлагают организовать независимое ведомство, которое будет проверять процесс назначения учителей, упростить структуру министерства, чтобы повысить качество управления. Снизить образовательную нагрузку и внедрить антикоррупционное законодательство, а также направить дела коррупционеров в генеральную прокуратуру.

“MEC рекомендует издать президентский указ, запрещающий членам парламента и прочим госдеятелям напрямую влиять на министерство образования”, – заявил один из членов комитета Мак Пайман (Mac Paiman).

Бывший министр образования Ассадулла Балки (Assadullah Hanif Balkhi) сказал, что некоторые рекомендации неприемлемы в нынешней ситуации: “Передать право найма учителей гражданскому обществу в нынешней ситуации в Афганистане невозможно”.

Антикоррупционеры предложили следующее решение: “Усилить Систему Управления Информацией, расширить полномочия департамента внутреннего аудита министерства образования, создать независимое агентство мониторинга для отслеживания качества образования, организовать независимый департамент мониторинга прозрачности при выборе учителей, и передать связанные с коррупцией случаи в министерстве генеральной прокуратуре”.

Согласно результатам отчета, респонденты также предложили различные решения, например, гражданский и локальный мониторинг, изменения в административной, организационной и других системах, вненсение поправок в законодательство, соответствующие действия международных комитетов и партнеров по развитию, правильное составление отчетов и независимый мониторинг, свободная публикация законов, программ, бюджетов, а также разбирательство с нарушениями и нарушителями.

Источники: TOLOnewsPajhwok Afgan News.