Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Голосуй, чтобы выжить: Почему румыны выбирают коррупционеров?

Social Democrat Party (PSD) leader Liviu Dragnea
Source: erepublik.com.

У румынского мэра Драгоса Владулеску (Dragos Vladulescu) есть судимость, но это не мешает местным избирателям снова и снова голосовать за него, и многие из них уверены, что мэр отлично выполняет свои служебные обязанности. Для страны, занимающей первое место среди членов ЕС по уровню коррупции, подобное молчаливое согласие с мздоимством очень показательно.

Поклонники Владулеску говорят, что для них гораздо важнее судимости правящего городом вот уже 14 лет мэра то, что он отремонтировал или построил новые школы, больницы и даже церкви.

Кроме того, социал-демократ (Social Democrat) снабдил город уличным освещением, газопроводом и водопроводом, а также закатал в асфальт проселочные дороги Драгомирести (Dragomiresti), расположенного в богатой природой гористой местности в 90 км к северо-западу от Бухареста (Bucharest).

Конечно же, для жителей более состоятельных стран Евросоюза подобные удобства являются само собой разумеющимися, но не для румынов, чья родная страна по-прежнему пытается догнать капиталистических соседей после свержения особенно жестокого коммунистического режима Николае Чаушеску (Nicolae Ceausescu).

Поэтому, когда в 2014 году суд признал Владулеску виновным в конфликте интересов, – мэр предоставлял эксклюзивные права на выполнение госконтрактов компании, которой владеет его зять, – избиратели просто пожали плечами, а через два года вновь проголосовали за бессменного лидера, обеспечив ему четвертый срок правления.

“Дела идут хорошо, он сделал здесь много хороших вещей”, – считает шестидесятичетырехлетний пенсионер Георг Байкойяну (Gheorghe Baicoianu), за спиной которого муниципальные работники сгребают лопатами снег, расчищая автобусные остановки в центре города, – “Я добровольно проголосовал за него, он этого заслуживает”.

Тот факт, что мэра приговорил к шести месяцам тюрьмы условно, похоже, Байкойяну не беспокоит: “Меня не интересуют другие проблемы, только то, что я могу видеть своими глазами на ближайшем расстоянии”, – сообщил пожилой житель Драгомирести информагентству Рейтер (Reuters). Ситуация в этом городе отлично отражает происходящее во всей Румынии.

Социал-Демократическая Партия (Social Democrat Party (PSD)), от которой избирался Владулеску, победила на всеобщих выборах, хотя ее лидер Ливиу Драгня (Liviu Dragnea) был приговорен к двум годам тюрьмы условно за подтасовку результатов предыдущего голосования.

Драгню сейчас судят за злоупотребление полномочиями, а прокуратура уже начала новое расследование, основанное на подозрениях в том, что лидер правящей партии организовал “преступную группу” с целью хищения средств при выполнении государственных проектов, некоторые из которых финансируются ЕС. В данном деле замешана компания, когда-то подконтрольная госсовету, возглавляемому Драгней до 2012 года. Партийный функционер все обвинения отрицает.

Симбиоз

Социолог Даниэль Санду (Daniel Sandu) уверен, что успех PSD частично обусловлен тесными связями национального руководства и мэров. Важнейшую роль здесь играют каналы распределения госсредств, выделенных на строительство инфраструктуры и социальные выплаты, на муниципальном уровне. Именно это финансирование позволило Владулеску и другим мэрам претворять в жизнь проекты, завоевавшие им такую популярность среди избирателей.

“Так или иначе, правящая партия должна контролировать этих мэров, потому что они являются теми, кто приносит голоса, а мэры нуждаются в партии, потому что она помогает им с финансированием”, – подчеркнул Санду, исследователь расположенного во Флоренции Европейского Университетского Института (European University Institute), – “Между ними существует симбиоз”.

Все партии, которые правили Румынией после падения коммунизма в 1989 году, обвинялись в фаворитизме по отношению к собственным функционерам на муниципальных постах, когда речь шла о госфинансировании.

В 2013 году Драгня, будучи министром регионального развития, создал многомиллиардную госпрограмму, благодаря которой средства для финансирования инфраструктурных проектов в муниципалитетах и сельской местности теперь распределяются заместителем премьер-министра, не требуя всеобщего голосования правительства.

Издание Рейтер подсчитало, что мэры от Социал-Демократической Партии в целом довольно неплохо справляются с целями и задачами, поставленными Национальной Программой Муниципального Развития (National Programme for Local Development (PNDL)).

С 2017 по 2020 год подконтрольные PSD муниципалитеты получат из госфонда, в среднем, на 17% больше, чем те, в которых правят оппозиционеры из Либеральной Партии (Liberal party) и на 40% больше, чем субъекты, где у руля стоят выходцы из венгерского этнического меньшинства Румынии.

Преемница Драгни на посту министра регионального развития Севил Шайдех (Sevil Shhaideh) отрицает неравномерное распределение ресурсов: “Самые бедные муниципалитеты, где живет максимальное количество людей, а также зоны расположения наибольшего числа административных единиц получат наибольшие дотации”, – заявила глава министерства, утвердившего распределение согласно PNDL.

В прошлом октябре Шайдех лишилась своего министерского поста в ходе правительственных кадровых перестановок. Поводом для увольнения стала антикоррупционная проверка, санкционированная генпрокуратурой Румынии. Бывший министр виновной себя не считает.

Фактически феодализм

Европейская Комиссия (ЕК) (European Commission) осуществляет специальный мониторинг судебной системы Румынии, а генпрокуратура тщательно прорабатывает множество коррупционных дел, отправляя под суд сотни мэров, глав сел и поселков, а также законодателей от различных партий.

Большинство расследований связано с присуждением госконтрактов фирмам, подкупившим чиновников, с мошенничеством при освоении фондов ЕС, подлогом аукционов и конфликтами интересов. Однако, тюремные сроки, как правило, регулярно переквалифицируются в условные, поэтому за решеткой оказывается лишь очень небольшой процент госслужащих.

В прошлом году попытки правительства PSD декриминализировать некоторые коррупционные преступления обернулись самыми массовыми уличными протестами со времен падения коммунизма. Активисты продолжают бастовать, но партия, выигравшая национальные и муниципальные выборы, по-прежнему пользуется популярностью.

В Румынии все в порядке с экономическим прогрессом, который за 2017 год составил почти девять процентов. Тем не менее, страна остается одной из беднейших в ЕС. В 2016 году румынский ВВП на душу населения составлял лишь 58% от среднестатистического показателя по Европе, а данные 2011 года продемонстрировали, что средняя годовая зарплата жителя этой страны не превосходит 6 тысяч евро, тогда как в одной из беднейших западно-европейских стран, Португалии, эта цифра в три раза выше.

Другой проблемой является увеличивающаяся социальная пропасть между крупными городами вроде Бухареста, значительно выигравшими от перехода к капитализму, и сельской местностью.

“Существуют две очень разных Румынии”, – отмечает Санду, – “Одна напоминает процветающую и динамичную столицу Европы. Другая почти полностью обслуживается группой политиков, которые разработали институциональную иерархию власти, фактически представляющую собой феодализм”.

В отличие от крупных городов, многие небольшие городки и села лишены базовых систем обеспечения, вроде водопровода и уличного освещения. Исследование международной негосударственной христианской организации World Vision International (WVI) или World Vision продемонстрировало, что более 200 тысяч румынских детей, особенно в сельских районах, не могут полноценно питаться три раза в день.

Данные другой организации Евростат (Eurostat) показывают, что в Румынии самый высокий уровень неполного обеспечения домохозяйств в ЕС: каждый второй владелец недвижимости с трудом отапливает свое жилище или может вовремя заплатить за коммунальные услуги.

Для таких людей финансирование от мэра муниципалитета часто оказывается условием элементарного выживания, поэтому они голосуют за того кандидата, который, по их мнению, способен обеспечить территориальное образование деньгами.

“Они реально голосуют, чтобы выжить”, – констатирует Санду, – “Эти люди чувствуют себя забытыми, брошенными, проигравшими при переходе [от коммунизма к капитализму], и они верят, что их единственная надежда на выживание – лидер или партия, находящиеся в непосредственной близости”.

Стареющее население

Драгомирести, образованный из шести деревень, совокупное население которых чуть меньше 9 тысяч, – далеко не самый бедный среди румынских муниципалитетов.

Однако, город, расположенный в округе Жудец Дымбовица (Dambovita county), стремительно стареет. Большинство опрошенных журналистами в его центре прохожих живут на заработанные их родственниками за рубежом, чаще всего, в Испании и Италии, деньги.

Сам Владулеску, набравший на выборах 2016 года 58% голосов, сказал, что разделяет опасения своих избирателей: “Многие мэры округа Жудец Дымбовицы (Dambovita) переизбираются на второй, третий или четвертый срок, и ключом к их успеху является первоочередное внимание решению проблем жителей их [муниципалитетов]”, – заявил он Рейтер.

“Каждый год я делаю то или иное в каждой деревне”, – добавил политик, – “Люди очень хорошо понимали, как все устроено, доказательством чего является тот факт, что они снова меня выбрали”.

В 2016 году многие избранные мэры Румынии были под следствием или под судом, вне зависимости от их партийной принадлежности, включая глав таких крупных городов, как Бая-Маре (Baia Mare) и Брашов (Brasov).

Местные администрации ежегодно получают совокупный бюджет почти в $19 млрд, что составляет треть общего госбюджета страны, а также имеют доступ к фондам развития ЕС. В эти фонды входит и PNDL, бюджет которой правительство увеличило почти пятикратно, и на 2017-2020 годы он составил 30 млрд лей (6.5 млрд евро).

Румынский независимый мозговой центр Expert Forum (EFOR) проанализировал госконтракты, связанные с PNDL, в нескольких регионах и выяснил, что в 50% случаев за их выполнение отвечают одни и те же 5-6 частных фирм, хотя в тендеры вступают до 50 организаций.

“В большинстве случаев связи имеют партийную природу и, как правило, строятся вокруг местной иерархии власти”, – говорится в отчете EFOR, – “Некоторые компании на бумаге управляются неизвестными владельцами, но в реальности они контролируются политиками или другими влиятельными персонами”.

Источник: Channel NewsAsia.