Интервью Международное обозрение Мнение эксперта

Кронпринц Саудовской Аравии похвастался результатами своей антикоррупционной кампании

LONDON, ENGLAND - MARCH 07: Saudi Crown Prince Mohammed bin Salman arrives for a meeting with British Prime Minister Theresa May (not pictured) in number 10 Downing Street on March 7, 2018 in London, England. Saudi Crown Prince Mohammed bin Salman has made wide-ranging changes at home supporting a more liberal Islam. Whilst visiting the UK he will meet with several members of the Royal family and the Prime Minister. Source: by Leon Neal/Getty Images.

Кронпринц Саудовской Аравии Муха́ммед ибн Салма́н Аль Сау́д (Mohammed bin Salman) дал интервью американской передаче 60 минут (60 Minutes). Наследник престола похвастался результатами, к которым привела его антикоррупционная кампания. Тем временем, бизнес-журналист и эксперт Фрэнк Кейн (Frank Kane) сообщил, что, вопреки опасениям аналитиков, уровень иностранных инвестиций в саудовскую экономику растёт.

Мухаммед ибн Салман дал расширенное интервью передаче 60 минут, в ходе которого кронпринц и фактический правитель Саудовской Аравии, рассказал о результатах, достигнутых в рамках масштабного антикоррупционного расследования. В частности, наследник престола похвалился суммой активов, к конфискации которых привела антикоррупционная кампания. “Сумма превышает $100 млрд”, – сообщил он через переводчика. До сих пор доподлинно неизвестно, у кого из фигурантов расследования изъяли какие активы, но сообщается, что принц аль-Валид ибн Талал ибн Абдель Азиз Аль Сауд (Alwaleed bin Talal al Saud) согласился выплатить $6 млрд, чтобы выйти на свободу. До этого принц содержался в импровизированной тюрьме, организованной на территории расположенного в Эр-Рия́де (Riyadh) пятизвёздочного отеля Ритц-Карлтон.

Другим подозреваемым в коррупции повезло меньше. Например, эфиопский бизнесмен Мохаммад Аль Амуди (Mohammed al-Amoudi) по-прежнему остаётся под стражей. Когда Мухаммеда ибн Салмана спросили, была ли его антикоррупционная кампания борьбой за власть, кронпринц пожал плечами: “Если у меня есть власть, и у короля есть власть, вы уже достаточно сильны”. Тем не менее, в прошлом ноябре саудовские правоохранители задержали множество членов королевской семьи, министров и бизнес-магнатов, и до сих пор появляются материалы о пыточных методах, якобы применявшихся в ходе допросов.

Нельзя сказать, какие кадры программы оказались вырезаны в ходе монтажа, но в целом MbS, как часто называют кронпринца, выглядел дружелюбным и приветливым, хотя и заносчивым. Он даже не попытался объяснить, почему предполагаемая кража некоторыми членами королевской семьи миллиардов долларов из госказны является преступлением, а его покупка яхты за $500 млн и французского шато за $300 млн – нет. Откуда у наследника престола деньги, если не из той же госказны, интересуются эксперты. “Моя личная жизнь – это то, что я хотел бы оставить при себе”, – сказал MbS, – “Я – богатый человек, а не бедный человек”.

Мухаммед ибн Салман подчеркнул, что многому научился у своего отца, короля Салма́на ибн Абду́л-Ази́за ибн Абдуррахма́на А́ль Сау́да (King Salman bin Abdulaziz al Saud). Кронпринц заметил, что каждую неделю должен был прочитывать по книге, а в конце недели – проходить тесты по прочитанному. “Король всегда говорил, что, если вы прочтёте про тысячелетнюю историю, у вас будет тысячелетний опыт”, – пояснил MbS. С таким утверждением согласны далеко не все.

Интервьюировала принца ведущая Но́ра Морахэ́н О’До́ннелл (Norah O’Donnell), которая не стала покрывать голову, хотя этого требуют традиции Саудовской Аравии. Равны ли женщины и мужчины, спросила она. “Несомненно. Мы все – люди. Нет никакой разницы”, – ответил наследник престола.

Мухаммеда ибн Салмана интересует не только антикоррупционная кампания: кронпринц начал внедрение фундаментальных реформ во всех сферах жизни саудовских граждан, включая восстановление равноправия между мужчинами и женщинами. Например, он отменил введённый в 1979 году запрет на вождение женщинами автомобилей. Однако, в ходе передачи был показан клип, где с продюсером 60 минут разговаривают правоохранители, требуя, чтобы она покрыла голову. “Мы верим во многие принципы прав человека. Но саудовские стандарты отличаются от американских стандартов”, – подчеркнул наследник престола, – “Мы работаем над тем, чтобы преодолеть препятствия между ними”, – добавил он.

Чтобы подогреть интерес американской публики к интервью, в рекламных роликах были использованы моменты, когда Мухаммед ибн Салман делал самые противоречивые и “острые” заявления. Например, MbS сравнил Вели́кого Аятоллу Ирана (Iran’s Supreme LeaderСей­еда Али́ Хосейни́ Хаменеи́ (Ayatollah Ali Khameni) с Адо́льфом Ги́тлером (Adolf Hitler). Кронпринц обвинил пользующиеся поддержкой Ирана милитаристские группы в гуманитарной катастрофе, в которую погрузился раздираемый гражданской войной Йе́мен (Yemen). Однако, авиаудары саудовских военных также привели к гибели тысяч людей из гражданского населения страны. Мухаммед ибн Салман открыто заявил, что если у Ирана появится ядерное оружие, то это же произойдёт и в Саудовской Аравии. “Иран очень далёк от того, чтобы сравнится с Саудовской Аравией”, – заключил наследник престола.

Эксперт: Иностранные инвестиции в саудовскую экономику растут

Проживающий в Дубае бизнес-журналист, эксперт и обладатель нескольких наград Фрэнк Кейн утверждает, что антикоррупционное расследование Мухаммеда ибн Салмана привело к росту иностранных инвестиций в саудовскую экономику.

В прошлом ноябре на фоне арестов множества членов королевской семьи, министров и бизнес-магнатов аналитики предсказывали падение уровня иностранных инвестиций. Особенно, по мнению Кейна, в этом преуспели международные новостные агентства, заявившие, что инвесторов интересуют верховенство закона, прозрачность и надёжность правового поля.

Тогда многие обозреватели были уверены, что прямые иностранные инвестиции или ПИИ (foreign direct investment (FDI)) резко сократятся, поскольку зарубежные инвесторы будут обеспокоены судьбой их саудовских партнёров. Эксперты полагали, что антикоррупционная кампания негативно скажется на экономике королевства и на его финансовых рынках.

В целом, аналитики говорили, что прошедшая в прошлом октябре конференция Future Investment Initiative приободрила инвесторов, но начавшаяся через несколько дней после её окончания антикоррупционная кампания уничтожила их доверие. Интересно, что конференция проходила в том же Ритц-Карлтоне, куда в начале ноября начали свозить арестованных подозреваемых в коррупции.

Кейн признаёт, что пока рано говорить о статистике ПИИ: агентства подводят итоги ежеквартально, а не ежемесячно. Тем не менее, на фоне ожидания результатов последнего квартала 2017 года он уверен, что они докажут несостоятельность вышеупомянутых прогнозов. В прошло году уровень ПИИ в саудовскую экономику неуклонно рос, при этом, наименьший показатель был зафиксирован в первом квартале, а наибольший – в третьем.

Конечно, пишет Кейн, антикоррупционная кампания заставила многих инвесторов приостановить финансовые потоки. Причина не в том, что международные инвесторы любят коррупцию, а в том, что они не любят неопределённость. Эксперт уверен, что реальный эффект действий кронпринца мы увидим в цифрах за первый квартал 2018 года.

Частные компании, которые являются главным драйвером ПИИ, напрямую связаны с саудовскими партнёрами. По неподтверждённым данным, некоторые из них отложили принятие инвестиционных решений, даже если их партнёры не были арестованы или допрошены по подозрению в коррупции. Тем не менее, никто в открытую пока не заявил, что прекращает вести дела с Саудовской Аравией из-за расследования. Кейн шутит, что многие инвесторы просто вычитают размер взяток из своих ежемесячных переводов и заново рассчитывают показатели прибыли на предстоящий год.

Кроме ПИИ существуют ещё и корпорации, которые осуществляют инвестиции, напоминает эксперт. Они принимают решения, исходя из финансовых и макроэкономических показателей, регулярно пересматривают инвестиционную политику и совершенно не интересуются происходящим в стране, куда они вкладывают деньги, утверждает Кейн. Почти все крупные игроки сигнализируют, что работа ведётся в штатном режиме, заключает он.

В 2016 году саудовские госдеятели, отвечающие за финансовую политику королевства, сумели продать государственные ценные бумаги на $17.5 млрд. Сейчас они собираются запустить новый тип государственных облигаций, видимо, желая побить собственный рекорд двухлетней давности.

Что же касается торгов на бирже, то здесь антикоррупционная кампания наследника престола не оказала никакого влияния на настроения инвесторов. Более того, торговля на Саудовской Фондовой Бирже (Tadawul) выросла до такого уровня, до которого она не поднималась с конца 2015 года. Летом ожидается апгрейд ключевых индексов MSCI и другими компиляторами, что должно только повысить интерес иностранных инвесторов к саудовской бирже.

В январе 2018 года Международный Валютный Фонд (IMF) предсказал, что рост ВВП Саудовской Аравии составит 1.6%, а руководство королевства заявило, что ВВП вырастет на 2.7%. Реальный уровень, пишет Кейн, окажется где-то посередине между двумя прогнозами, однако это является качественным переходом от затяжного состояния рецессии, в котором арабская страна пребывала долгое время.

Понять, как антикоррупционная кампания повлияла на принятие финансовых решений внутри страны, можно при помощи анализа деятельности банкиров и других игроков местного рынка, пишет Кейн. Пока никто не поменял свою финансовую политику, констатирует он.

Западные банки начали расширение принадлежащих им саудовский предприятий, нанимая новых сотрудников на высокопоставленные должности. Консалтинговые и аудиторские компании увеличивают своё присутствие в столице королевства Эр-Рияде. Бизнес растёт, и специализирующиеся на финансовом пиаре фирмы каждый день открывают свои представительства в Саудовской Аравии, утверждает Кейн.

Эксперт приходит к выводу, что международные инвесторы только на словах интересуются моделью госуправления и верховенством закона на нарождающихся рынках, а на самом деле их волнует только прибыльность вложений. Какой бы ни была её природа, антикоррупционная кампания саудовского кронпринца явно привлекла инвесторов в арабскую страну, констатирует Кейн.

Автор Роман Черёмухин

Источники: ForbesArab News.