Международное обозрение Мнение эксперта

В Китае появится новый антикоррупционный госорган

Президент Китая
Источник фото: PETER MUHLY/AFP/Getty Images.

С 11 по 13 января 2018 проходит сессия ЦКПД, целью которой является создание пошагового руководства внедрения новой системы борьбы с коррупцией.

Граждане КНР, пишет издание “Известия“, уже несколько лет считают проблемы с экологией и коррупцию главными вызовами современности, с которыми должна справиться Коммунистическая Партия.

Главной задачей нового госоргана станет консолидация разрозненной дисциплинарной системы, существующей в КНР сейчас. К примеру, “проверкой партийной дисциплины” занимаются 47 госучреждений, в реальности ведущих антикоррупционные расследования. Центральная Надзорная Комиссия, так называется новое ведомство, одновременно заменит дисциплинарную комиссию и антикоррупционные департаменты различных ОВД, вроде прокуратуры.

Мнения экспертов

Игорь Денисов, сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС (Шанхайской Организации СотрудничестваМГИМО так прокомментировал реформирование китайской системы борьбы с коррупцией: “Предстоящая реформа системы надзора ставит своей целью усилить лидерство партии в борьбе с коррупцией, создать единую систему борьбы со взяточничеством и обеспечить более полный охват контроля за действиями чиновников”.

Денисов считает, что на пост руководителя Центральной Надзорной Комиссии назначат Чжао Лэцзи, возглавившего дисциплинарную комиссию после ключевого пятилетнего съезда КПК, состоявшегося прошлой осенью.

После обнародования чернового законопроекта антикоррупционного госоргана, о котором писал Международный Антикоррупционный Портал, стало известно об успешном запуске пилотных ведомств нового типа в провинциях Чжэцзян и Шаньси. Главным отличием Центральной Надзорной Комиссии от ЦКПД является большая степень независимости от других государственных учреждений: раньше главы антикоррупционных департаментов совмещали свою работу с госслужбой, что могло потенциально привести к конфликтам интересов.

Цяо Му (Qiao Mu), родившийся в КНР и ныне проживающий в США политолог, похвалил действия нынешнего китайского лидера, хотя и напомнил о политической мотивированности некоторых расследований: “Антикоррупционная кампания Си выглядит очень успешной. Многие коррумпированные чиновники, включая ряд высокопоставленных, были привлечены к уголовной ответственности. Си более-менее сдерживает должностных лиц, делая общественность счастливой и одновременно выстраивая на этом свою власть, хотя его кампания иногда избирательна”.

Президентская кампания

Ставший генсеком КПК в 2012 году Си Цзиньпин сделал антикоррупционную борьбу отличительной чертой своего правления. Многие эксперты утверждают, что под эгидой противостояния взяточничеству и мошенничеству Си последовательно устранил политических оппонентов, однако, отмечают, что система отлично работает и против настоящих экономических преступников. В любом случае, именно борьба с коррупцией считается залогом успеха Си при переизбрании на пост президента КНР.

Изначально глава Китая предложил чиновникам отказаться “от торжественности и формализма”: максимально сократить число выездов за пределы страны, уменьшить личный штат, а также прекратить использовать правительственные кортежи, для проезда которых перекрывают улицы.

В 2013 году в китайских диалектах прочно закрепилось выражение “четыре блюда и один суп”. Именно столько порций пищи отныне могли себе позволить госслужащие в ходе официальных приёмов и корпоративов. Кроме того, вот уже пять лет желающие выпить на банкете чиновники должны сами оплачивать алкоголь.

Как сообщает государственное информагентство Синьхуа, в прошлом году более 159 тысяч госслужащих были привлечены к ответственности за коррупцию.

В отличие от своих предшественников, Си, сразу же после вступления в должность, заявил, что покарает не только мелких бюрократов или “мух”, но и могущественных партийных функционеров или “тигров”. Под прицел антикоррупционеров попали не только гражданские, но и военные: СМИ КНР сообщили, что количество осуждённых за экономические преступления генералов превысило потери высшего руководства обеих сторон гражданской войны, предшествовавшей созданию народной республики в 1949 году.

Политические обозреватели и даже некоторые местные СМИ изредка намекают на политическую мотивированность некоторых антикоррупционных расследований. Самым ярким примером подобных скрытых целей является дело Бо Силая, которого приговорили к пожизненному заключению. Когда-то входивший в состав Центрального Комитета Политбюро КПК и занимавший пост мэра Чунцина Силай был признан виновным в коррупции и злоупотреблении властью.

Тем не менее, если верить опросам “Синьхуа”, то в прошлом году борьбой КПК с коррупцией остались довольны более 93% граждан страны. Соцопросы местных и иностранных организаций показывают, что китайцы считают проблемы с экологией, растущее неравенство в обществе и коррупцию главными вызовами современности.

Источник: Известия.