Международное обозрение Мнение эксперта Расследования

Во Вьетнаме начался судебный процесс по громкому делу о государственной коррупции

Тринх Сюань Тхан на суде
Trinh Xuan Thanh appears in court in Hanoi, Vietnam, January 8. Source: AP.

Во Вьетнаме начался знаковый судебный процесс по делу о государственной коррупции, фигурантами которого являются бывший высокопоставленный функционер правящей партии и бывший руководитель нефтяной госкомпании. Власти Германии открыто обвинили правительство азиатской страны в организации похищения последнего.

Пятидесятисемилетний бывший член Политбюро Вьетнама Дин Ла Танг (Dinh La Thang), ранее возглавлявший энергетическую госкорпорацию ПетроВьетнам (PetroVietnam) обвиняется в “целенаправленном нарушении правил экономического управления, повлекшем серьёзные последствия” для госказны. Поводом для расследования деятельности Танга стало присуждение дочерней компании ПетроВьетнам Construction Joint Stock Company или PVC контракта на строительство термоэлектрического завода в обход тендера.

Считается, что подсудимый также перевёл на счета PVC $67 млн в качестве аванса, которые дочерняя структура использовала не по назначению, что повлекло нанесение госказне ущерба в размере $5.5 млн.

В случае признания его виновным, Тангу, который стал первым за несколько десятилетий членом Политбюро Вьетнама, представшим перед судом, грозит 20 лет тюрьмы.

Другим обвиняемым по данному делу проходит пятидесятиоднолетний бывший председатель самой PVC Трин Сюань Тхань (Trinh Xuan Thanh), которому также инкриминируется хищение $186 тысяч из фонда другого термоэлектрического завода. Если Тханя признают виновным в мошенничестве, ему грозит смертная казнь.

В августе власти Германии обвинили вьетнамскую разведку в организации похищения Тханя из Берлина. Вьетнам, в свою очередь, утверждает, что бывшего чиновника не похищали из парка германской столицы. По версии азиатского государства, он добровольно сдался полиции. Тем не менее, данный инцидент послужил причиной охлаждения отношений между двумя странами, и Германия выслала двух вьетнамских дипломатов.

В понедельник во Вьетнаме состоялось первое заседание суда. Кроме двух вышеупомянутых фигурантов, ответчиками по делу проходят ещё 20 человек, большинство из которых – бывшие и действующие руководители нефтяной госкомпании, включая двух председателей, в прошлом руководивших ПетроВьетнамом.

В прошлом году нефтяной гигант и крупные банки азиатского государства оказались в центре беспрецедентного антикоррупционного расследования, инициированного семидесятитрёхлетним генсеком Коммунистической Партии Вьетнама (Communist PartyНгуен Фу Чонгом (Nguyen Phu Trong), избранным на второй срок на прошедшем в 2016 году ключевом съезде политической организации. Чонг правит азиатским государством с 2011 года.

Эксперт сингапурского Института Стран Юго-Восточной Азии (Yusof Ishak Institute или ISEAS) Ли Хонг Хип (Le Hong Hiep) считает, что процесс Танга и Тханя “чётко даёт понять, что в рамках данной кампании предусмотрены “запретные зоны” и что коррумпированные чиновники будут привлечены к ответственности, вне зависимости от их статуса и ранга”.

“У [антикоррупционной] кампании есть некоторые признаки внутренней политической борьбы, однако главным драйвером по-прежнему остаётся желание партии покончить с повсеместной коррупцией, подорвавшей не только веру населения в способность партии править страной, но и усилия по внедрению экономических реформ”, – добавил Хип.

Эксперт пояснил, что раньше политическая власть была рассредоточена между различными группами давления, и это обуславливало неэффективность антикоррупционной борьбы. Теперь же структура политической власти выстроена в жёсткую иерархию, на вершине которой находится генеральный секретарь партии, заключил он. По мнению Хипа, именно съезд 2016 года позволил Чонгу и его соратникам консолидировать власть, что позволило им развернуть интенсивную и масштабную борьбу с коррупцией.

Тхань когда-то был восходящей звездой большой политики Вьетнама, но в прошлом мае его выгнали из всесильного Политбюро, после чего уволили с поста секретаря южного коммерческого хаба Хошими́на (Ho Chi Minh City).

8 декабря 2017 года бывшего партийного функционера арестовали, а через сутки, в рамках расследования другого коррупционного дела, задержали и его брата, Динха Мана Тханя (Dinh Manh Thang), которого подозревают в хищении госсредств. Хип уверен, что процесс Тханя продолжит негативно влиять на отношения Вьетнама и Германии и может даже навредить соглашению между Вьетнамом и Евросоюзом о свободной торговле.

“Соглашение EUVFTA может быть отложено, но я верю, что, в конце концов, оно будет ратифицировано ЕС, особенно, если процесс Тханя сочтут прозрачным и справедливым. Важно помнить, что в данном случае экономические соображения могут перевесить политические”, – заключил он.

Здание суда в центральном округе Хано́я (Hanoi) тщательно охраняется во время проведения заседаний по делу о госкоррупции. Иностранным журналистам запрещено посещать слушания, поэтому они находятся на улице в окружении нескольких десятков вьетнамцев, пришедших узнать последние новости от представителей судейства и заодно высказать своё мнение о происходящем. Например, шестидесятидвухлетняя пенсионерка Нго Куанг Хун (Ngo Quang Hung) сообщила прессе следующее: “Я счастлива, что правительство всё жёстче борется с коррупцией, что доказывает процесс над Тханем, бывшим членом Политбюро. Однако, антикоррупционная кампания не будет успешной, если украденные коррупционерами деньги не вернутся в госказну”.

Бывший глава ПетроВьетнам Phung Dinh Thuc
Бывший председатель ПетроВьетнам Фунг Дин Тук (Phung Dinh Thuc) во время судебного обеденного перерыва. Источник фото: REUTERS/Kham/File Photo Reuters.

Ожидается, что судебный процесс продлится две недели. Одновременно с ханойскими слушаниями в суде Хошимина ведётся разбирательство по делу о мошенничестве с участием Строительного Банка Вьетнама (Vietnam’s Construction Bank).

Мнение скептиков

Далеко не все эксперты разделяют вышеупомянутое оптимистичное видение Хипа. В понедельник у здания Ханойского Народного Суда (Hanoi People’s Court) собрались не только зеваки, жаждущие поглядеть на бывшего члена Политбюро Дина Ла Танга и бывшего руководителя нефтяной госкомпании Трина Сюань Тханя.

Политические обозреватели и аналитики также следили за тем, как в сопровождении охраны в зал суда завели 22 ответчика, чьи скромная одежда и короткие стрижки резко контрастировали с тем, как раньше выглядели апологеты истеблишмента.

Изданию Рейтер (Reuters) не удалось связаться с самими подсудимыми или их адвокатами, поэтому они собрали комментарии представителей вьетнамской общественности.

Ранее занимавшийся бизнесом шестидесятилетний Ву Ван Туон (Vu Van Thuong), например, скептически относится к происходящему: ” Этот процесс вновь напомнил о борьбе с коррупцией, но недостаточно эффективно. Даже если похищенные активы будут возвращены, если не поменяются законы, то эта страна останется нищей”.

Такое же мнение сложилось и у пользователя фейсбук по имени Кует Ле Куок (Quyet Le Quoc), который написал: “Кто верит, что это – борьба с коррупцией?”

Куок согласен, что обвиняемые заслуженно привлечены к ответственности, однако уверен, что “практически все знают, что две силы сражаются за власть”.

Победители и Проигравшие

Скептики апеллируют к тому, что большинство высокопоставленных фигурантов ханойского процесса являются соратниками бывшего премьер-министра Вьетнама Нгуе́н Тан Зунга (Nguyen Tan Dung), претендовавшего на место Чонга в 2016 году.

Семья Зунга известна своими связями с могущественными политическими игроками, а сам бывший премьер водил дружбу с представителями крупнейших компаний одной из самых быстрорастущих экономик Юго-Восточной Азии. Чонг же всегда шёл по партийной линии и заслужил репутацию скромного исполнительного чиновника.

Громкое дело захватило и всю мировую вьетнамскую диаспору, особенно на территории США, где проживает около 1.3 млн мигрантов.

Во время войны США во Вьетнаме множество жителей азиатской страны прибыли на территорию Америки в качестве беженцев. Когда в 1975 году конфликт завершился, из Вьетнама в США бежали все, кто ненавидел коммунизм. Именно эти мигранты и их потомки составляют большинство населения таких мест, как Маленький Сайгон (Little Saigon) в округе Ориндж (Orange County), штат Калифо́рния (California).

“Политические обозреватели внутри нашей общины видят в них фактически мафиози, членов коммунистической мафии, использующих собственную правовую систему и свои постановочные судебные процессы, чтобы истреблять друг друга”, – комментирует происходящее в Ханое бывшей член калифорнийского законодательного госоргана, республиканец Ван Тран (Van Tran).

Вьетнамская диаспора калифорнийского Вестминстера (Westminster) и Хью́стона (Houston), штат Теха́с (Texas), выпускает газеты на родном языке и имеет собственные радиостанции. Мигрантские СМИ регулярно сообщают о новых подробностях дела государственных коррупционеров, и большинство покинувших родную страну вьетнамцев внимательно следят за развитием событий.

“Бороться с коррупцией, когда у вас нет системы сдержек и противовесов, – бесполезно”, – считает приехавший в США в 1989 году подростком Туйет Нгок Дин (Tuyet Ngoc Dinh), который сейчас живёт в Лу́исвилле (Louisville), штат Кенту́кки (Kentucky).

Тем не менее, даже среди ненавистников коммунизма есть те, кто приветствует ханойское разбирательство. Например, шестидесятисемилетний Хуу Во (Huu Vo), президент Федерации Вьетнамских Американских Общин США (Federation of Vietnamese American Communities of USA) и резидент калифорнийского города Помо́на (Pomona). Он видит в происходящем признаки раздрая внутри партии: “Когда идёт борьба за власть, они становятся слабее”, – констатирует Во.

Источники: Borneo BulletinUS News.