Бизнес против коррупции Мнение эксперта Расследования

Компания “Мираторг” возбудила уголовное дело против бывшего коммерческого директора

Источник: Ведомости.

Против бывшего коммерческого директора “ТК “Мираторг” Юлии Аксеновой было возбуждено уголовное дело по статье 201 часть 2 Уголовного Кодекса РФ “злоупотребление полномочиями”. Дело возбудило следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово. Издание “Ведомости” получило в распоряжение копию постановления об открытии дела и собрало все доступные сведения об Аксеновой и претензий к ней крупнейшего производителя и поставщика мяса в стране.

Со слов сотрудника “Мираторга”, Аксенова проработала в холдинге 12 лет (2005-2017 гг), в какой-то момент стала коммерческим директором и находилась в прямом подчинении у президента компании Виктора Линника, а также председателя совета директоров Александра Линника, которые являются акционерами компании. Аксенова занималась оптовыми продажами мяса, включая поставки не имеющим отношения к холдингу мясокомбинатам и экспорт. Источник “Ведомостей” сообщил, что оптовые продажи составляют половину всего оборота компании.

Российским журналистам удалось получить от сотрудника холдинга и источника в МВД подтверждение об инициации уголовного дела, однако никакой дополнительной информацией собеседник издания в органах правопорядка делиться не стал. Аксенова не вышла на связь с “Ведомостями”.

Суть дела состоит в том, что в период с конца 2015 года по 1 апреля 2017 года Аксенова якобы поставляла некоторым компаниям мясо по заниженным ценам. Эти организации были связаны с девятью бывшими сотрудниками холдинга, однако к самой Аксеновой никакого отношения не имели. Ознакомившийся с материалами дела собеседник издания сообщил, что вышеупомянутые сотрудники подчинялись Аксеновой, но вскоре покинули компанию. Связанные с ними организации получили от коммерческого директора эксклюзивные условия, имея возможность самостоятельно определять объемы поставки и условия логистики, а также приобретали мясо по ценам ниже рыночных. Источник “Ведомостей” сообщил, что эти же компании впоследствии перепродавали продукцию клиентам “Мираторга”.

Холдинг оценил убытки в десятки миллионов рублей, однако УМВД зафиксировало ущерб в 11.6 млн.

Сотрудник “Мираторга” сказал журналистам, что мясной гигант придерживается “политики нулевой терпимости к воровству, коррупции, злоупотреблениям служебным положением не только по отношению к своим сотрудникам, но и к компаниям-контрагентам”. С его слов, холдинг видит в откатах и злоупотреблении полномочиями неизбежное зло, от которого пока не получается избавиться, однако компания прикладывает всевозможные усилия, чтобы справиться с этой проблемой. Обнародование информации о деле неслучайно: “Мираторг” решил с одной стороны “припугнуть” сотрудников, подумывающих заняться коррупцией, с другой – обеспечить “волчий билет” тем, кто попался на откатах. “Риторический вопрос, будем ли мы работать с компаниями, которые примут на работу участников группы”, – подчеркнул сотрудник компании.

Управляющий партнер юридической конторы “Деловой фарватер” Роман Терехин считает поведение холдинга необычным для крупной российской компании, столкнувшейся с внутренней коррупцией. Юрист вспоминает подобные случаи из практики: “Я часто сталкиваюсь с тем, что компании проводят большую досудебную работу – предъявляют менеджеру доказательства его вины, угрожают тюрьмой, требуют возместить из собственного кошелька ущерб, а потом увольняют без лишнего шума”. По мнению Терехина, такая стратегия объясняется страхом предстать в глазах конкурентов и регуляторов компанией, которая не может уследить за собственными сотрудниками.

Возможно, существуют причины небывалой смелости “Мираторга”.

Редкие проверки

Как у любой уважающей себя компании, у “Мираторга” существует система внутреннего контроля. “Ведомости” поговорили со специалистом по безопасности, который при условии анонимности согласился разъяснить факторы, по которым подобная система внутренних проверок могла выявить признаки мошенничества. Например, при появлении серьезных отклонений результатов анализа продаж клиентам от нормы. Такими отклонениями могут быть заниженная стоимость продукции при поставках определенным компаниям, нулевая прибыльность продаж, отгрузка крупной партии без предоплаты, и так далее. В таких условиях прибыль, которую должен был получать мясной гигант, оседала в карманах посредников. По мнению собеседника издания, Аксенова стала невольным осведомителем, когда задействовала бывших сотрудников компании при создании фирм-однодневок.

Итогом стало лишение коммерческого директора полномочий в связи с утратой доверия, за которым последовало заявление об увольнении по собственному желанию.

Старший менеджер отдела управления рисками аудитора Deloitte Андрей Сотников сказал журналистам, что Аксеновой удавалось столько времени заниматься мошенничеством, скорее всего, потому что у “Мираторга” недостаточно серьезная система внутренних проверок, когда дело касается высшего руководства и собственников компании. Это значит, что высокопоставленный сотрудник или совладелец может фактически бесконтрольно выбирать партнеров и устанавливать цены. Для того, чтобы предотвратить подобное в будущем, по мнению Сотникова, необходимо ввести проверку потенциальных клиентов на благонадежность и регламентировать процедуру согласования договоров. Если, например, Аксенова и ее подельники имели неограниченный доступ к ERP-системе, которая фиксирует операции сбыта, любой из них мог в одиночку регистрировать цепочку системных документов, относящихся к реализации продукции, считает эксперт.

Молчание – “золото”

Согласно международному докладу EY этого года о корпоративном мошенничестве, более половины работников в курсе правонарушений своих коллег. К сожалению, практически никто из них не стремится стать осведомителем.

В 30% случаев “сдать” коллегу начальству мешает лояльность коррупционеру.

В более, чем половине случаев, потенциальных осведомителей пугает неожиданный поворот событий, при котором они сами окажутся на улице и с “волчьим билетом”.

73% знающих о махинациях коллег сотрудников готовы сообщить государственным регуляторам или полиции, но только не руководству компании.

Традиционная схема мошенничества

Партнер международной консалтинговой корпорации KPMG Иван Тягун заявил “Ведомостям”, что дело Аксеновой – классический пример мошенничества в отделе продаж, и часто подобные операции ведутся годами, о чем акционеры совершенно не подозревают. Чаще всего коррупционеры фиксируют в документации реальное количество и стоимость товара, давая своему партнеру максимально возможную скидку. Главным вопросом становится личность контрагента и цель приобретения. Если сбытом самостоятельно занимается конкретный человек, успевший заслужить доверие руководства, его могут долгое время ни в чем не подозревать, говорит эксперт.

С Тягуном согласен независимый специалист по борьбе с внутрикорпоративным мошенничеством Урал Сулейманов, который не по наслышке знает о так называемой “игре на скидках”. По его словам, высокопоставленные руководители крупных компаний легко увеличивают собственный доход, используя подобные схемы. Владельцы корпораций слушают коммерческих директоров, которые находят множество причин для перераспределения ресурсов и беспрецедентных скидок: мы выходим на новый рынок, нашего самого крупного клиента нужно отблагодарить, рекламная акция для увеличения доли рынка, нам необходимо провести маркетинговое исследование, и так далее.

Старший управленец Deloitte Forensic Павел Рыкалин сообщил “Ведомостям”, что по долгу службы неоднократно сталкивался с подобными делу “Мираторга” случаями злоупотребления полномочиями. Такие схемы предполагают создание фирм-однодневок, которые служат посредниками между производителем и его теперь уже бывшими клиентами.

Способы предотвращения

Сотрудник службы безопасности одной из крупных российских компаний рассказал журналистам о способах профилактики корпоративного мошенничества. Самый простой из них, – проверка всех долгосрочных соглашений, сумма которых превышает 100 тыс рублей. Первой фазой проверки является тщательный анализ партнера компании: выясняется степень платежеспособности, информация об учредителях и руководстве, проверяются специальные базы вроде СПАРК. Иногда сотрудники службы безопасности могут по своим каналам сделать запрос в МВД и ФСБ, все зависит от степени важности договора для их компании.

Специальная команда борцов с мошенничеством, которые мониторят производственные потери, следят за складским ассортиментом и всячески проверяют сотрудников и сделки на предмет коррупции, по мнению Рыкалина, является самым эффективным инструментом предотвращения корпоративного мошенничества. Сотников добавляет, что внутренние регуляторы должны своевременно осуществлять проверки соответствия процедур визирования соглашений корпоративному уставу и обеспечивать распределение полномочий между юзерами ERP-системы.

Сулейманов предупредил “Ведомости”, что важно помнить о дороговизне квалифицированных “безопасников”, а также о тормозящем эффекте проверок, поэтому оптимальным является заблаговременное планирование политики прозрачности: удобно, например, зафиксировать параметры ключевых показателей (закупки, продажи, предоплата, прибыль и т.д), исходя из которых определяются скидки.

Инвестдиректор “Инфрафонд РВК” и специалист по форензику Алексей Фролов сообщил журналистам, что полезно вести клиентские сметы, в которых будет отражена информация по скидкам, а также зафиксированы данные продажников, обслуживающих данных клиентов.

Пресечь в зародыше

Антикризисные пиарщики сходятся во мнении, что разглашать информацию о корпоративном мошенничестве стоит только тогда, когда репутации компании в глазах конечного потребителя ничто не угрожает. Старший партнер коммуникационного агентства PR Inc. Ольга Дашевская сказала “Ведомостям”, что дело Аксеновой никак не отразилось на отношениях мясного гиганта с конечными потребителями товара, и даже вовлеченные в него мясокомбинаты вряд ли расторгнут с “Мираторгом” отношения после этого. Дашевская объяснила, что в случаях, которые затрагивают репутацию компании в глазах конечного клиента, нужно быть крайне осторожным с обнародованием информации.

По мнению Фролова, заявить во всеуслышание о нетерпимости по отношению к коррупции может только повысить репутацию в глазах партнеров и потребителей.

Терехин тоже поделился с журналистами соображениями на тему причин придачи дела Аксеновой огласке: он считает, что “Мираторг” специально рассказал об ущербе в десятки миллионов рублей, чтобы в итоге стребовать с бывшего коммерческого директора более крупную сумму, чем указанные УМВД 11.6 млн. Терехин напомнил, что Аксеновой грозит тюремное заключение сроком до 10 лет, а также запрет на занимание некоторых должностей или ведение определенной деятельности в течение последующих за приговором трех лет. Эксперт предположил, что холдинг возбудит против бывшего коммерческого директора гражданское дело о возмещении убытков, поскольку уже проходившего по уголовному подсудимого постоянно мониторят правоохранители, и получить с такого человека деньги очень легко.

Источник: Ведомости.