Новости Бизнес против коррупции

“Резервная” 210-я: Борис Титов рассказал про актуальные проблемы давления на бизнес

Где грань между преступным сообществом и предпринимательской деятельностью – уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов и группа экспертов рассказали о необоснованном применении ст. 210 УК РФ “Создание преступного сообщества” в отношении предпринимателей и связанных с этим рейдерских атаках на бизнес. 

Борис Титов заявил, что намерен обратиться в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой провести «инвентаризацию» уголовных дел по статье 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем»), возбужденных в отношении бизнесменов. Это заявление стало итоговым решением пресс-конференции, посвященной практике применения ст. 210.

В президиуме пресс-центра “Россия-сегодня” – бизнес-омбудсмен Борис Титов, глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи, известные правозащитники Ева Меркачёва, Иван Мельников и Оксана Фабрая, а также Юрий Беспалов, профессор, доктор юридических наук, занимающийся в том числе повышением квалификации российских судей.

В зале – десятки журналистов, правозащитники, бизнесмены, пострадавшие от давления правоохранительных органов и родственники тех, кто находится в СИЗО по 210-й статье.  Каждый из них рассказывает, как в их жизнь вошла уголовная статья, в 1996 написанная и внесенная в Уголовный кодекс РФ для борьбы с мафией.

Ситуация абсурдная и подход формальный, – это мнение собравшиеся высказывают еще в кулуарах. Признаки, являющиеся отличительными для преступного сообщества, экстраполируются на коммерческие организации. Ведь по такой логике, признаки преступного сообщества могут быть у любой организованной структуры, и не только коммерческой.

Про успехи команды Титова и 210-ю – как средство шантажа

Борис Титов открывает пресс-конференцию с оптимистичных цифр. 86 дел, рассмотренных командой бизнес-омбудсмена, он считает завершенными успешно. И сразу оговаривается: это только кажется, что 86 – мало. На самом деле совсем недавно не было и этого: «Если говорить о результатах этого года: 86 успехов, из них 50 — на федеральном уровне, 36 — на региональном, в семи случаях — прекращение уголовного дела, когда полностью все обвинения были сняты. Еще в двух случаях — изменение приговора». 

Титов заметил, что большинство уголовных дел открывается по “резиновой” 159 статье – мошенничество. А статья 210 – организованное преступное сообщество – стала эффективным инструментом для давления, шантажа и удержания предпринимателей под стражей до приговора суда. И никого не волнует, что сроки наказания по 210-ой больше, чем за массовые убийства и системный грабеж:

210-я — это резервная статья, ставшая эффективным инструментом, последним аргументом, чтобы предпринимателя не отпускать.

«Если изначально статья 210 УК появилась как средство борьбы с ворами в законе, то в последние несколько лет ее все чаще применяют по отношению к любым экономическим преступлениям – чаще всего по статьям 159 и 160, – добавляет общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в местах заключения Александр Хуруджи. – С ее помощью обвиняемым «утяжеляют» обвинение, чтобы продлить срок следствия, добиться нужных показаний и держать в СИЗО до приговора. Порой доходит до абсурда: если по обвинению проходят несколько владельцев и сотрудников компании, следователь автоматически пишет про «сообщество, созданное с преступным умыслом». А суд с ним соглашается. В результате наказания за хозяйственные преступления приравниваются или даже оказываются выше, чем наказания за бытовое убийство или посягательство на здоровье личности”.

Некомпетентность или злой умысел?

По этой статье ежегодно возбуждается около 100 дел и все собравшиеся в зале настаивают, что часто ее применяют как «резервную», чтобы как можно дольше не выпускать бизнесменов из-под стражи.

Юрий Беспалов: Каждый институт власти создан для того, чтобы человеку жилось хорошо

Единственным из экспертов, кто попытался смягчить формулировки, оказался профессор Юрий Беспалов. Лишь в его выступлении прозвучала мысль, что использование 210-й и в том числе приговоры по ней – не злой умысел следствия или сговор судей, а, возможно, некомпетентность тех и других:

“Большинство судей и прокуроров работает честно, но есть и ошибки. Это происходит из-за несовершенства нашего законодательства. Хорошо если судейские ошибки совершаются по неосторожности. В суде нет состязательности, хотя она и прописана в законе. Все опять ложится на плечах судьи. Надо создавать условия для независимости следователей и судей”.

Спорить с заслуженным доктором экономических наук, более 30 лет преподающим в институте правосудия, никто не стал. Но общая тональность выступлений других спикеров отличалась.

Правозащитник Иван Мельников рассказал, что бизнесмены, которым вменяют 210-ю, сидят в худших условиях, чем те, которым это статья пока не грозит. Содержать предпринимателей под стражей в этом случае можно вместе с убийцами. Статья серьезно отягчает наказание и существенно сказывается на правах человека. Например, родные бизнесмена Александра Пивоварова рассказали, что 1,5 года не могли получить разрешение на свидание с ним.

Ева Меркачева выступила еще жестче, она рассказала, что арестованные предприниматели находятся под психологическим прессингом, чем пользуется следствие: “Шансы выйти на свободу, не только здоровым, но и живым, небольшие. Часто предприниматели объявляют голодовку, потому что не видят другого шанса добиться справедливости. Посещая СИЗО, мы видим своими глазами, как следствие убивает людей за решеткой”.

Оксана Фабрая, занимающаяся поддержкой семей предпринимателей, находящихся в СИЗО, отметила огромное психологическое давление, которое оказывается на семью и детей арестованных. Оксана, сама жена бизнесмена, находящегося за решеткой, Виталия Фабрая рассказала, что еще добавляется проблема родственников: жен, детей, матерей. По ее словам, по ним, как танком, проходит режим и разрушает семьи. Она назвала избыточными меры устрашения, когда в дом рядового бухгалтера, добровольно приходящего на допросы, в 5 утра врываются люди в масках и с автоматами. Пугая детей, уводят задержанного в наручниках.

“Голоса из зала”

Юрий Осипенко: Очень важно для тех, кто за решеткой, ощущать поддержку общества

Юрий Осипенко, изобретатель и производитель светодиодов, который провел в СИЗО более 8 лет и вышел на свободу, благодаря принятому закону “год за полтора”: “Статья, по которой я отсидел, была признана ошибочно вмененной. Очень важно для тех, кто за решеткой, ощущать поддержку общества”.  Суд продлевал срок предварительного заключения Осипенко рекордных 28 раз. На момент оглашения приговора, предприниматель содержался под стражей 6 лет и 6 месяцев.

Андрей Ермаков, муж акционера банка “Дон-Инвест” Оксаны Ермаковой, которая находится под стражей два года: “Мне очень страшно, потому что если 210 статья останется, то Оксана получит от 12 до 20 лет. К счастью, она жива и здорова”. Как о большом успехе он рассказывает о том факте, что удалось добиться переселения из камеры жены женщины с открытой формой туберкулеза. И добавляет, что без помощи команды Титова даже с этой ситуацией справиться бы не удалось.

Александр Жбанков, адвокат Павла Тищенко, рассказывает, как по ночам в СИЗО приходят некие “решалы”из около силовых структур, которые убеждают предпринимателей согласиться с материалами дел по 159 и 160 статьям, шантажируя тем, что иначе их ждет 210-я.

Про итоги пресс-конференции

«Мы собираемся обратиться в Генпрокуратуру РФ с просьбой провести инвентаризацию уголовных дел по статье 210 УК РФ и вывести статистику –  сколько бухгалтеров и  секретарей компаний находятся сегодня в СИЗО с таким тяжелым обвинением, – заявил Борис Титов. – Также я считаю целесообразным обратиться совместно с Уполномоченным по защите прав человека в Конституционный Суд России с просьбой дать разъяснение этой статьи, определить рамки применения. Потому что, как показывает практика, применение 210 статьи в отношении предпринимателей становится все популярнее».

Уполномоченный пообещал, что состоявшаяся пресс-конференция – это только начало работы. Аппарат бизнес-омбудсмена и команда Ассоциации защиты бизнеса намерены поднимать вопрос неправомерного применения статьи 210 УК РФ к бизнесменам на уровне Верховного суда, Госдумы и прокуратуры. В частности, будет предложено значительно ограничить применение этой статьи, минимизировать использование её в отношении экономических преступлений.